September 24th, 2012

Нравственное значение власовского движения

Оригинал взят у darislaw в Нравственное значение власовского движения
Устроенный наследниками большевиков шабаш вокруг годовщины рождения Джугашвили заставляет обратиться к истории освободительного российского движения, направленного против красных оккупантов, восставшего против красного фашизма в непростых условиях внешнего вторжения. 


Имеет ли какое-либо значение для России власовское движение? Или же, шире, то стихийное движение освобождения от красной оккупации, связанное с противостоянием большевизму начиная с момента захвата им власти в 1917 году? На мой взгляд, это значение огромно. Кто бы и что не утверждал о «рабской природе» русского народа, но если после двадцатилетнего красного гнёта и концлагерей нашлись люди, поднявшие против этой власти оружие, то этот факт хорошо говорит о том, насколько велика жизненная сила России. 

С моей точки зрения власовское движение не нуждается в оправдании или реабилитации. Да и награды в виде памятников ему не нужны. Потому что не нуждается в награде любой нравственный поступок. Он абсолютен по своему значению. Представляется, что красный террор является достаточным основанием для восстания против него. Обстоятельства же этого восстания (внешнее вторжение) не имеют значения. Такое восстание абсолютно оправдано в любых условиях. 


[Нажмите, чтобы прочитать далее...]
Многих людей, составивших антикоммунистическое (или более узко, антибольшевицкое) движение в годы войны обвиняют в том, что они давали присягу красным и вообще в прошлом были советскими людьми. Всё это несущественно. Главное – часть из них оказалась способна переосмыслить свою жизнь, выдавить из себя советчину, вернуться к России. Это, как раз то, что настоятельно необходимо, по моему мнению, большому числу наших соотечественников, одураченных сегодня необольшевицкой, путинской пропагандой. Они продолжают жить в красном дурмане. Все эти бесконечные совдеповские штампы «наши деды и отцы», «умиравшие за Сталина», «добывшие советскому народу победу» нуждаются в забвении. Надо вернуться к России, найти в нашей истории то русло, которое большевики залили потоками крови. 

Это и есть тот нравственный путь перерождения, который предстоит пройти всем тем нашим соотечественникам, кто чувствует окружающую ложь и лицемерие. Сегодня главные наследники большевиков, бессовестные захватчики власти в России и обслуживающая их опричнина выставляют себя главными печальниками о народе и его памяти. К счастью, эта память от них автономна, им не подчиняется. 

Нравственное значение власовского движения, по моему мнению, заключается в историческом подтверждении безусловного права граждан на восстание против диктатуры, убивающей народ. Разумеется, об этом правильно не забывать тем, кто, захватив сегодня власть в России, всё более и более действует уголовными методами. Но главное, кто должен помнить о власовском движении, учиться у власовского движения, это российские граждане. Это пример того, как можно обрести человеческое достоинство в самых тяжёлых условиях. История сохранила нам не все имена, но она донесла память об этих людях. Немецкий унтер-офицер Гельмут Пабст писал в «Дневнике немецкого солдата» о красных военнопленных: «Другие спрашивали, не могут ли они быть переданы армии Власова, и они настаивали на ответе на этот вопрос. Их было немного, но они были лучшими; они были людьми, на которых стоило посмотреть, их вопросы были чёткими и ясными, а своими заскорузлыми руками они расписались бегло и с решительностью, которой никогда бы от них не ждали».
(с) 
Алексей Мельников