January 15th, 2014

Русские в Новой Азии

Оригинал взят у ugunskrusts83 в Русские в Новой Азии

Последним государством, где русские имели статус одного из государствообразующих народов, следует считать Маньчжу-Ди-Го. В этой корпоративной империи, построенной под боком у СССР штыками японских солдат, русские, покинувшие завоёванную Интернационалом Россию, смогли найти второе Отечество. Без помощи Японии этот край никогда бы не был освобождён от коррумпированной клики китайских шовинистов, и русская община так и жила бы в постоянном страхе перед большевистскими бандформированиями, то и дело переходившими границу для охоты на белых патриотов и беззащитных русских крестьян-казаков. Япония не только очистила Маньчжурию от объединившихся сил реакции и мировой революции, но и нашла действенного помощника в лице русской эмиграции, чья цивилизующая роль среди остальных народов региона официально признавалась японскими властями.

Интересы русского населения были представлены в Маньчжу-Ди-Го на высшем уровне, русская общественная жизнь находилась в зените (особенно в сравнении с могильной тишиной по ту стороны советско-маньчжурской границы), а в отдельных районах имелось даже казачье самоуправление. Задолго до формирования РОА, в Маньчжурии уже были сформированы воинские соединения из русских националистов, принявшие участие в борьбе с хунхузами, корейскими партизанами и показавшие готовность сражаться за Россию в битве на Халхин-Голе.

К сожалению, Япония не устояла перед натиском соединившихся армий золотого тельца и хама. Вместе с ней не устояла и молодая маньчжурская империя, принявшая на себя подлый удар в спину в августе 1945 г. Страна была затоплена коммунистическими ордами и русское население вновь угодило под пресс советской оккупации.

Этим введением я предваряю серию публикаций, касающихся жизни русского населения и, в частности, русских националистов в Маньчжурии и в освобождённых от чанкайшистов и коммунистов областях Китая. Для нашего национального достоинства всегда приятно узнавать новые факты, свидетельствующие о неподдельном уважении других народов к нам, русским. Отрадно, что в эпоху, прошедшую под знаком тотального смешения (в т.ч. русского с большевистским), всё же был кто-то, кто умел ценить наш народ и его культуру, так сильно пострадавшую в результате коммунистического изнасилования. Японские чиновники и офицеры, заботившиеся о русских и рассчитывавшие на русскую помощь в борьбе за процветание Азии, заслуживают того, чтобы их благородные поступки не забывались.

Но не только тема русско-японского сотрудничества привлекательна в контексте Маньчжу-Ди-Го. Не менее актуальна проблематика русского самоуправления: территориального – в виде казачьих станиц – и экстерриториального – на уровне Бюро по делам российских эмигрантов. Как странно это звучит для обывателя: в то время как в советской лже-России русские перемалывались в Гулагах, у «самураев» они пользовались всеми гражданскими и национальными правами, имея даже свою милитаризованную фашистскую партию.

Занятно, что и после почти поголовной депортации русского населения в Совдепию пришлые китайские власти продолжали – скорее по «инерции», чем по убеждению – считать русских одним из этносов Китая. Так, среди иллюстраций традиционной одежды 56 народов Китая можно отыскать и русскую женщину, которую китайский художник почему-то изобразил с менее европеоидными чертами лица, чем, например, у казашки. Впрочем, если художник стремился изобразить представительницу забайкальского, амурского или уссурийского казачества, то его не за что упрекать: смешанные браки между казаками и коренными народами Дальнего Востока в те времена не были редкостью.



PS
. Кто ещё не сообразил: меня гораздо выгодней читать Вконтакте, т.к. записи (в т.ч. «мысли вслух» и перепосты, которые я не допускаю в ЖЖ-формате) там собирают в несколько раз больше комментариев.