March 28th, 2015

Узник Совести Георгий Боровиков на этапе.

Оригинал взят у shust50 в Узник Совести Георгий Боровиков на этапе.

         Прошу всех, кто знает и помнит Георгия Боровикова , кто сочувствует Узникам Совести, распространить это письмо.                                                                    
  С последнего сеанса  нашего общения прошло не так уж много времени, но как круто всё поменялось в моей жизни! Сколько лиц, образов, физиономий!  Сколько пересыльных камер , " столыпинских" вагонов и самых  " неповтори- мых" тюрем!  Сколько часов  и дней ожиданий, мучений и тихой молитвы! И  - основное во всем этом - вёрсты, вёрсты, вёрсты, ведущие в неизвестность...
Сегодня 11 марта.  Я нахожусь в республике  Коми, близ Ухты ( точный адрес на конверте)  в Бутовском СИЗО. Мой этап начался 19 февраля и когда , где он закончится неизвестно. Куда и зачем меня везут мне  отказываются сообщать представители ФСИН.  В целом, складывается впечатление, что курируюшие органы решили просто списать меня со счетов как можно дальше и глуше, во избежании распространения сопутствующего мне везде  и всюду шума, безусловно локального, но в немалой степени  " напряжного" для кураторов.
На первый взгляд могло показаться, что всё в моей жизни с началом этого года улеглось, успокоилось и пришло в стабильные законченные формы. Но это - только на первый взгляд.  На самом деле кроме видимой, почти незаметной моей " истории", была и другая, невидимая. Впрочем, говорить об этом еще не пришло время. Стоит сказать только о том, что сразу, как я очутился в лагере г. Стародуб, я тут же приступил к выявлению и организации близких или лояльных нашим Идеалам зеков и созданию условий , приемлемых для нашей работы. Все это делалось открыто, не противоречило законодательству, хотя , конечно, и вызывало опасения у кураторов, перед которыми, безусловно отчитывалась Администрация колонии, о чём ее представители мне лично сообщали. Мне удалось собрать некий костяк, человек 15, завоевать определенный статус и даже возобновить наши          
" четверги", только на этот раз не в кафе " Му-му" , а у нас в библиотеке. Естественно, это не могло не вызвать настороженности и негатива, как со стороны местных " блатных", для которых моя организация очевидным образом представляла конкурирующую структуру, так и со стороны Администрации, для которой моя деятельность , хоть и была как бы нужной в рамках воспитательной работы с заключенными, но также представляла опасность. Начали поступать сначала незначительные сигналы, своего рода предупреждения. Одновременно произошла ситуация с Андреем Кривовым, о чём  я уже писал тебе в предыдущем письме. Кроме того, учитывая нашу антологическую несистемность и революционность , в головах у кураторов могли возникнуть и другие опасения, связанные с территориальным расположением нашего лагеря, близкое соседство с враждебной  РФ страной.
Иначе говоря, было организовано несколько провокаций против меня ( кстати, нельзя исключать, что  и при помощи моего " подельника" Брагина, жителя соседнего барака), после чего в спешном порядке без объяснения причин, меня  вывезли за пределы лагеря, отказавшись, несмотря на мои неоднократные обращения, сообщить мне о конечных целе и месте моего этапа.
 Что было дальше? Несколько дней в Брянском СИЗО и большой этап через Калугу, Тверь, Балагое, Рыбинск с остановкой на 8 дней в транзитной тюрьме Ярославля, старом екатерининском здании, где ремонт видимо также не делался с тех самых екатеринских времен. Затем: через Вологду, Устюг, Княжий Погост, Сыктывкар - в Ухту, где собственно , я сейчас и нахожусь. Сколько километров до Воркуты не знаю, но то, что мой путь лежит в её направлении - просто очевидно. За Воркутой заканчивается железная дорога, да и в целом заканчивается цивилизация. Вёрсты, вёрсты, версты...
 Как в целом проходило время моего этапирования?  Очень тяжело. Непристанные шмоны, " столыпины" по 3-е суток, без еды и возможности порой справить необходимые потребности, пересыльные " хаты" , где в сортире не смывается ( её просто нет) вода, на стенах " шуба" , паутина, грязь, блевотина и всё это в 6/3 м на 12 человек. Здесь, например, в Бутовском СИЗО, камера первичного распределения , где мы провели сутки, представляет собой ничто иное , как общественный сортир, как мы его себе представляем в постсоветской России. Постоянное зловоние, по углам завалы бычков и прочих отходов жизнедеятельности, отсутствие белья, полотенец, тарелок, кружек.  Если суммировать всё вышеописанное, можно сказать, что я прокатился ещё  по одному кругу ада, только уже не Дантевского, а какого-то Кроулианского.
 Отдельно несколько слов необходимо сказать относительно тех, кто на той или иной стадии являлись моими попутчиками. Унылый, однообразный и порядком набивший оскомину контингент.  Напуганный, но агрессивный малолетка-наркоман, средненький овощ, попавший в жизненную переделку, щеголяющий своими блатными наглостью и хамством второход и , конечно, грязная, подлая, вонючая нерусь, - всё это тот мир, со своими историями, чертами характера, психическими девиациями, злобой, глупостью и ничтожеством, с которым мне приходилось ( и приходится!) не только общаться, но  реально жить.  Думаю, для тебя не будет откровением, что нахождение вместе с такого рода примитивным, темным элементом, это - испытание воли и духа для нормального , культурного человека.
 Отвлекаясь от этого бытового негатива, скажу несколько слов в общем о ситуации в стране. Известие об убийстве Немцова меня застало в Ярославском централе.  ( Тут необходимо пояснить, что ни радио, ни телевизора я уже не видел и не слышал более полумесяца.) Ни хорошая, ни плохая сама по себе новость. Ведь кто такой Немцов для нас?  Младо-реформатор, демократ и унтерменш, человек, использующий свой прежний ресурс для своего возвращения в так называемую реальную политику, не брезгающий никакими возможностями и средствами для достижения своих целей. Безусловно, - враг подлинной русской национальной идентичности ... И всё же... Мне вспоминается весна 2012 года. " Белое кольцо" - кажется так называлась акция. Мы с соратниками шли мимо толпы народа где-то в районе Садово-Кудринской. И вдруг, откуда не возьмись, как черт из табакерки, появляется Немцов. Несколько слов относительно тактических вопросов подготовки революции, к которой мы оба стремились и мы заключили наш разговор рукопожатием. Это не было с моей стороны согласием с его политическими взглядами. Это было рукопожатие попутчиков, возможно, как мне представдяется сегодня, и не нужное, не оправданное реальной необходимостью. Впрочем, всё это не имеет значения в свете того, что само по себе убийство Немцова было , безусловно, заказным и политическим. И - конечно же,- знаковым, потому что само по себе оно представляет прециндент демонстративной расправы над несогласными со стороны существующей власти. Это - сигнал для нас , для всех. Делать выводы стоит уже сегодня.
В редкие часы спокойствия и тишины я сосредотачивался на молитве, размышлении и чтении. К счастью, накануне моего этапа сестра передала мне несколько интересных книг. Это и воспоминания Леона Деграля , живая , трагичная сага в двух томах, начатая на коленке в окопе где-то в районе Черкасс и завершенная в кабине самолета, преодолевающего постранства  из норвежских фьёрдов, через всю Европу, за Перенеи  к Гибралтару, воспосминания эсесовца с петлёй на шее. Это и " Несвоевременные размышления"  Фридриха Ницше, заставляющие вновь задуматься о философии истории, точках её апогея и героическом волевом типе, как её реальном субъекте.  Не так давно у одного из попутчиков ( имя его не помню да и в целом для истории оно нисколько не важно) я взял прочесть монографию Уинстона Черчиля под редакцией Анатолия Уткина. Ещё раз убедился  в том, каким же самодуром, алкоголиком и беспринципным карьеристом был этот человек. Конечно, в сопоставлении с сегодняшней мелочью, его личность харизматичная и яркая, но в сравнении с теми вождями Третьего пути, которые ему противостояли на политической и геополитической арене, это - подлый торгаш, воплощение буржуазного, меркантильного духа.
 На этом , пожалуй, имеет смысл остановиться. По утрам выхожу гулять. Солнце ослепительно яркое, капель и всё-таки холоднее, чем в нашей полосе, явственнее и пронзительнее ощущается дыхание Севера. Долго ли задержусь здесь, на пересылке, не знаю, какова цель моего пути неизвестно. И не последний ли это путь? - порой задаюсь вопросом в редкую минуту, ощущая себя абсолютно свободным, наедине с собой, без присутствия посторонних.
  С Богом!
  Слава Руси!
11.03.2015 г                     Георг Боровиков.
   
 Ксерокопия подлинника письма выложена на сайте  в поддержку Георгия Боровикова