bjarmeland_ost (bjarmeland_ost) wrote,
bjarmeland_ost
bjarmeland_ost

Categories:

Мистический национализм Корнелиу Кодряну

Оригинал взят у v_zlobin в Мистический национализм Корнелиу Кодряну
Мистический национализм Корнелиу Зелу Кодряну.



«…И вдруг галдящая толпа замолчала. Во двор въехал высокий мрачный красавец, одетый в белоснежный румынский национальный костюм. Он остановился рядом со мной, и я не заметил в нём чего-нибудь злого или чудовищного. Напротив. Его лучезарная улыбка, озарившая толпу, делала его скорее загадочным. Обаяние – это не то слово, которое могло бы описать силу, исходящую от этого человека. Он словно был частичкой лесов, гор, рек, озёр или ветра на заснеженных пиках Карпат. Он стоял посреди толпы. Ему даже не требовалось говорить. Его молчание было красноречивее и многозначительнее любых политических запретов. И тут старая седовласая крестьянка, охнув, перекрестилась: «Посланник Михаила Архангела». Зазвенел колокол на церкви – колокольный звон всегда предшествовал встрече с легионерами».

Вне всяких сомнений, фигура лидера Железной Гвардии, капитана Корнелиу Зелу Кодряну, переросла одну только Румынию и стала общеевропейским феноменом. И как всякую личность, которая не проела, не растратила свою жизнь по поступкам, Кодряну до сих пор атакуют враги и завистники. Мол, и не румын он вовсе, а так, непонятная помесь из немцев и поляков, и погромщик, и продался, вообще Железной гвардии помог кризис, и… и… слишком много пархатых «и».

А реальность примерно такова.

Родившись на исходе века в 1899 году в румынском городе Яссы, и проведя вполне обычную юность, Корнелиу в 1916 году сбегает к отцу на фронт Великой войны. Пару лет он учится в военной школе, желая с оружием в руках защищать своё Отечество. Предки Кодряну, действительно разного этнического происхождения, тем не менее, были православными людьми, считали Румынию своей Родиной и были горды за столь благородного потомка.

После войны, когда на востоке поднималась красная утопия, вот-вот грозящая вонзить когти в румынскую землю, Корнелиу с такими же молодыми и фанатичными сорвиголовами клянётся вести против большевиков партизанскую войну. Но Румынию бросят в костёр коммунизма позже, а пока открывший для себя националистическую литературу Кодряну, обуреваемый жаждой знаний, поступает в университет города Ясс.

И сразу – жёсткое разочарование.

Студенты и преподаватели просто бредят коммунистическими идеями, которые активно поддерживают евреи. И это вовсе не образ мифического Другого, а суровая реальность. В послевоенной Румынии, которая обросла новыми территориями, проживало громадное количество евреев, имевших вес не просто в мелкой торговле, но и в крупном капитале. Так, например, румынских крестьян сгоняли с родовых мест еврейские владельцы леса. Пресса и парламент обслуживали обрезанные интересы, а банки выдавали не менее кошерные кредиты.



Пока же Кодряну организовывает националистически настроенных студентов, налаживает связи с интеллектуалом профессором Кузой. Молодой лидер постоянно участвует в уличных боях. Однажды Корнелиу лезет на высоченную заводскую трубу, чтобы сорвать оттуда красный флаг и повесить румынское знамя. Будущий Капитан даже захватывает университет и удерживает его с целью того, чтобы добиться отмененного перед новым семестром торжественного богослужения.

Через три дня сильно избитый, но счастливый Кодряну присутствует на всеобщем богослужении.

Со временем студенческий лидер понимает, что нельзя в своей борьбе опираться только на малочисленный образованный класс, а необходимо включить в протест весь народ. Итогом становится создание «Лиги национал-христианской защиты» во главе с упомянутым профессором Кузой. В ответ на решение правительства о предоставлении евреям всех гражданских прав, студенчество объявляет забастовку.



Несколько месяцев переменных побед и поражений, когда Кодряну даже ненадолго арестовывают, подрывают в Капитане веру во власть. Он, как и многие молодые люди, испытывает жёсткое разочарование правительством, обвиняя его в бедах простых румын. Как это похоже на Россию с её верой в «доброго царя» и «бесчестных бояр»! И это очень важный момент, который объясняет, почему в будущем Кодряну всегда выступал против государственного переворота. Для легионеров король Кароль (почти забавная тавтология) был Помазанником Божьим, фигурой священной, попавшей под чужеродное (еврейское) влияние. Поэтому вектор борьбы, который избрали молодые студенты, был хоть и направлен против системы, но скорее походил на отсечение от неё гнилых ветвей (продажная полиция, евреи, журналисты), чем на её полное выкорчёвывание.

А пока «легионер №2» Ион Моца предлагает Кодряну выход из студенческого тупика. Всего-то нужно, чтобы лидеры молодёжи пожертвовали собой и убили тех, кто повинен в бедственном положении народа.

Вещь совершенно не представляемая в наши времена.

Семью отважными героями был утвержден список из чиновников, банкиров, раввинов, журналистов подлежащих уничтожению. Среди семи отважных героев также нашёлся один предатель. Когда арестованный Кодряну находился в тюрьме в Вэкэрешти, то в часовне, куда их водили на службу, он увидел икону с Михаилом Архангелом, поражающим копьём дракона: «Иконы обычно не производили никакого впечатления на меня. Теперь, однако, я чувствовал себя связанным с этой иконой всей душой. У меня было впечатление, как будто бы святой архангел как живой стоял передо мной».

Так Корнелиу Кодряну пришёл к идее создания Легиона Михаила Архангела. Организации, которая напоминала мистический орденский союз, предназначенный для защиты румынского народа и традиций от посягательств коммунистов, евреев, коррупционеров. Движение, которое было придумано в тюремных застенках, в первую очередь мыслилось, как духовное перерождение.

Но об этом чуть попозже.

А пока заговорщиков оправдали, так как они ещё не назначили день «казни». Пятеро легионеров вышли на свободу. В тюрьме остался лишь шестой – тот самый Ион Моца.

Прямо на суде он застрелил из револьвера сдавшего их предателя.



На воле Кодряну приступает к созданию Легиона. Он вместе с обычными людьми копает огороды, чтобы легионерам было, что есть, сам строит дом-резиденцию, чтобы им было, где жить. Но в Яссах у легионеров появляется непримиримый противник – комиссар полиции Манчу. Он постоянно задерживает молодых людей, пытает их, избивает, калечит. Манчу не стесняется дружбой с богатыми ясскими евреями, которые щедро финансируют его террор по отношению к легионерам.

Кодряну переживает личностный кризис, ведь он видит, как государственная система снова встаёт против румынского народа. Проявляя свою аскетическую сущность, Корнелиу на полтора месяца уходит в горы, живёт в шалаше, где одновременно, как лидер спасается от преследований Манчу и предаётся размышлениям.

А через некоторое время после своего возвращения, Кодряну, в ходе очередного нападения Манчу, убивает комиссара и ранит двух его помощников. Теперь имя Кодряну гремит по всей Румынии, и после судебного процесса он оказывается оправдан. Румынский народ охватывает националистическая эйфория, которой не может воспользоваться старый профессор Куза. В рядах «ветеранов» национального движения зреет раскол, нарастают склоки и каждый пытается урвать свой кусок от общего пирога. Как же это похоже на современное правое движение в России!

Кодряну наконец-то решает идти своим путём: «Так как мы объединялись не с теми, которые думают так же, как мы, а с теми, которые чувствуют то же, что и мы».

Историк Вольфанг Випперман в своём исследовании: «Европейский фашизм в сравнении» наглядно показал, что движения «фашистского» толка только тогда ждёт успех, когда они строятся на автохтонных, уникальных для данного народа традициях, а не являются слепой калькой германского или итальянского образцов.

Корнелиу Кодряну понимал эту простую мысль и призывал румынский народ к моральному обновлению, благодаря чему он сможет оторвать от своей груди присосавшихся паразитов. Это была подлинная революция духа, призванная выкорчевать душевную слабость, создать принципиально новых людей. По-сути Кодряну, охваченный мессианизмом, видел свою задачу в полном перерождении румынской нации. Важно помнить слова Капитана, перекликающиеся уже с русским публицистом Меньшиковым: «Когда мы говорим «Румынская Нация», – понимаем: все румыны, живые и мёртвые, которые жили на этой земле с начала её истории и те, которые будут жить в будущем».

Мирча Элиаде, учёный с мировым именем, который поддерживал Железную гвардию, писал: «В то время как все современные революции направлены на захват власти либо общественным классом, либо определенным человеком, высшей целью легионерской революции является спасение нации, примирение народа с Богом».



Лично Кодряну был против насильственного захвата власти. Да и не стояло у легионеров такой цели, так как они считали себя защитниками монархии и народа. Для террора у легионеров не было специальных подразделений, как, например, у эсеров. По идее каждый легионер должен был быть готов к жертве, но чаще всего террористами становились члены так называемых «Судов чести». Например, после политических убийств, которые совершали легионеры, они не пытались скрываться. Так, убив одного предателя в больнице, легионеры остались на месте, поставили в изголовье изрубленного тела икону, помолились, а потом стали распевать песни и танцевать. Для легионеров это была Миссия, которую они были готовы, не убегая и не скрываясь, выполнить и понести за неё ответственность.

В 1930-ом году для этой цели Кодряну создаёт Железную Гвардию, некий орден для борьбы с коммунистами, способный объединить под этим флагом разные силы. Символ Железной Гвардии – это Иерусалимский крест, который сам Капитан в шутку называл тюремной решёткой. Это не просто движение, не политическая партия, не организация. Это принципиально новое мировоззрение, острие румынского перерождения. По всей Румынии создаются трудовые лагеря, куда стекаются те, кто хочет стать легионерами. Эти кузницы легионерских кадров были запрещены в 1936-ом году. А пока гвардейцы бесплатно помогают простым людям, сражаются с коммунистами, а если Кодряну выступает с парламентской трибуны, то не для того, чтобы сохранить за собой оббитое бархатом кресло, а чтобы ещё раз во всеуслышание заявить о своей позиции.

Вскоре премьер-министр Румынии Ион Дука весьма обеспокоился успехами легионеров. Как это часто бывает среди последовательных либералов Дука прибегает к государственному террору. Он запрещает легионерские организации. Большинство высших членов «Железной Гвардии» арестовано, некоторые убиты, а пытки, обвинения, аресты становятся для гвардистов привычным делом.

Таким же привычным, как и ответное убийство легионерами премьер-министра Дуку. Он рухнул на перрон железнодорожной станции в декабре 1933 года.

Позже Легион посылает своих бойцов в пылающую от гражданской войны Испанию. Существует мнение (философ Александр Тарасов), что Корнелиу специально сплавил в Испанию видных легионеров, чтобы они не мешали его единоначалию. Возможно, в этом и есть часть правды, хотя стоит заметить, что тот же Ион Моца, тот самый «легионер №2» убитый в Испании, сам был инициатором этой акции.

В честь павших героев Корнелиу организовал самую элитную часть среди легионеров, названную в честь павших в Испании соратников Моцы и Марины. Этот закрытый орден, напоминающий крестоносцев, никогда не должен был превышать 10 000 человек и на всех них распространялся обет безбрачия. Здесь почти языческий культ смерти, чествовавшийся легионерами, лихо перекликался с христианской верой: «Кто боится смерти, не получит воскресения».

По мнению Кодряну национальная элита должна основываться на душевной чистоте, способности к труду, мужестве, выносливости, на бедности, вере в Бога и любви. Демократия и либерализм не способствуют формированию таких качеств. Как же это не похоже на современные уродливые принципы, которыми живёт «элитка»! А легионеры должны были забыть о празднествах, роскоши, по возможности отказаться от употребления алкоголя и табака.



За десять лет от 1927 к 1937 году легион разросся от кучки бывших узников до миллиона человек. Он стал слишком опасен для существующей власти, и в ночь на пасхальное воскресенье 1938 г. Кодряну был арестован. Он был осуждён на десять лет за государственную измену и был предательски убит в ночь с 29 на 30 ноября 1938 г. Якобы при попытке к бегству вместе с другими легионерами.

Почему король Кароль II так поступил, ведь Кодряну был истовым монархистом, даже приветствовал его коронацию, хотя позже его и не устраивала фигура монарха? Межвоенная Румыния была небогатой, но нефтеносной страной, что позволяло поддерживать её наплаву. И это ещё одно сходство с Россией. Кароль не был семи пядей во лбу и равным образом жестко отвечал на террор левых и правых, делая ставку на умеренных либералов. С нарастанием противоречий Кароль установив в 1938 году диктатуру и запретив политические партии, пытался удержать «стабильность» в стране. Но когда в Европе вместо Англии стал набирать мощь III Рейх, Кароль уже не мог хорошо балансировать между новыми военными блоками. Страна медленно, но верно становилась нефтяной провинцией Германии, сближения с которой требовал тот же Антонеску. Позже, когда Кароль II в результате мятежа генерала Антонеску был изгнан из Румынии, Гитлер выбрал в союзники не своеобразный и уникальный, но в тоже время независимый Легион Михаила Архангела, а понятного и заурядного Антонеску, подавившего выступление легионеров под руководством Хориа Симы.

Движение легионеров, кроме кратковременного периода в союзе с Антонеску, так и не пришло к политическому успеху. Зато Юлиус Эвола писал о Капитане, как об обладателе арийско-романского типа, проникнувшего из седой древности. Эвола пересказывает нам слова Корнелиу, почему румынский гвардизм не вполне можно считать фашизмом:

«…в фашизме доминировал принцип формы, как формообразующей политической идеи, это означало приоритет государства. Наследие Рима было тут организующей силой. Зато в немецком национал-социализме особое внимание уделяется принципу жизненной силы. Оттуда происходит то положение, которое занимает в нем раса. Миф расы, апелляции к крови и, национально-расовой общности стоят в центре внимания национал-социализма. С другой стороны, для «Железной Гвардии» точкой отсчета является духовный элемент, религиозные и аскетические ценности, которые для Кодряну были тесно связаны между собой».

Неправильно было бы определять Легион и как национал-большевиков, чем грешили популяризаторы Капитана в России. Кодряну был истовым антикоммунистом, германофилом, а большевизм считал главной угрозой Румынии. Его обращение и к национальным, и к социальным действиям (а не просто лозунгам) связано с бедственным положением народа, который, в том числе, до такого состояния довели евреи. Они действительно занимали в Румынии привилегированное положение, не смотря даже на первоначальное поражение в правах. Антикапиталистическая риторика Кодряну в первую очередь была направлена против богатых банкиров-евреев и промышленников.



Хотя антисемитизм никогда не был главной движущей силой легионеров, а среди них встречались даже евреи, например Василе Новяну, министр здравоохранения в легионерском правительстве. Важно то, что Легион воплотил в жизнь подлинную духовную революцию, направленную на тотальное перерождение человека. Это отмечали такие гиганты мысли, как Эмиль Чоран, Мирча Элиаде, Эжен Ионеско. По-сути Кодряну, как и другие великие, смог указать горизонт подлинной Третьей позиции. К сожалению, мучительная смерть не дала Капитану возможность написать вторую книгу под названием «Железная гвардия», где он хотел чётко сформировать принципы нового мировоззрения.

В легионе Михаила Архангела был принят ещё один ритуал. Как на перекличках живые легионеры всегда отвечали за погибших товарищей «Presente!», так и мы, вспоминая сегодня фигуру благородного и аскетичного Корнелиу Зелу Кодряну, громко ответим:

- Здесь!

Tags: Кодряну
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments