bjarmeland_ost (bjarmeland_ost) wrote,
bjarmeland_ost
bjarmeland_ost

Categories:

Юлиус Эвола. Из главы «Традиция и Антитрадиция» («Восстание против современного мира»).

Оригинал взят у parzival_1 в Юлиус Эвола. Из главы «Традиция и Антитрадиция» («Восстание против современного мира»).
Оригинал взят у evolist в Юлиус Эвола. Из главы «Традиция и Антитрадиция» («Восстание против современного мира»).
Решил отвлечься от «Римского цикла», хотя и следующий отрывок имеет к Риму самое прямое отношение.

…Изначальная тема, будто бы родившаяся заново в соприкосновении с переработанными традиционными формами иного народа, возникла вновь как митраизм, как новый «героический» цикл, основанный на специфической инициатической базе. Митра, солярный герой, одолевший теллурического Быка, и древний бог светоносного эфира, схожий с Индрой и индийским Митрой, одинокая фигура, обходившаяся без всех этих жен и богинь, столь часто сопровождающих божества сирийцев и поздних египтян на афродитический или дионисийский манер; типичное воплощение северного, уранического духа в его воинском проявлении. Еще знаменательнее, что Митра идентифицировался не столько с гиперборейским Аполлоном Золотого века, сколько с Прометеем; в этом – указание на лучезарное преображение Титана, обретшего свойства божества-олицетворения примордиальной духовности. Митра родился из камня, наделенный символическими мечом и светом (факел). Как и в сюжете мифа о титанах, Митра облачается в листву Древа перед победной битвой с Солнцем, которому он становится другом, а затем и вовсе с ним отождествляется.

Митраизм был пронизан антителлурическим духом; не в глубинах Земли, подобно Серапису и Исиде, поместил Митра обитель своих обретших «освобождение» последователей, но в сферах чистого уранического света; благословенный адепт достигал сих «небес», минуя различные планеты, сбрасывая с себя по ходу покрова земных привязанностей и страстей (29). Отметим также почти полное отсутствие женщин в обрядах и инициациях митраистского культа; этика митраистского сообщества, где принцип иерархии сосуществовал с принципом братства, радикально противопоставлялась беспорядочным эмоциям южных культур и мрачной зацикленности на крови, свойственной, скажем, иудаизму. Нет, не на мистике любви зиждилось братство митраистских посвященных, взявших себе имя «воители» (milites), но на чистых и сугубо личностных братских отношениях между воинами, идущими на общее дело. Та же этика позже проявила себя как в Древнем Риме, так и у германцев.

(29) Причиной, по которой древние персы не практиковали кремацию, подобно ряду нордических арийских народов, было убеждение в том, что труп оскверняет святость пламени. См. W.Ridgeway. Early Age of Greece (Cambridge, 1901).

Хотя закат митраизма начался как только Митру стали почти по-религиозному почитать в качестве «Спасителя» (σωτήρ) и «Медиатора» (μεσίτης), в основе своей он остался, в эпоху глубокого кризиса Древнего мира, символом того иного пути, который романизированный Запад мог бы избрать вместо христианства – а оно в итоге-то и возобладало, кристаллизуя вокруг себя различные антитрадиционные и центробежные влияния. Но в митраизме черпало свое вдохновение последнее духовное возрождение древнеримского мира при императоре Юлиане, который и сам был посвящен в мистерии Митры.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments