Category: армия

Годовщина взятия Перми войсками Колчака.

25 декабря 1918 года белогвардейцами был взята Пермь.Против 3-ей советской армии сражались войска генералов Пепеляева,Вержбицкого,Голицина при содействии 2-ой Чехо-Словацкой дивизии.Общее руководство Пермской операцией осуществлял генерал Р.Гайда.

Стояли сильные морозы и вести наступление приходилось на лыжах или по колено в снегу.При приближении белых войск к городу в Перми началось вооруженное выступление нескольких офицерских организаций,участники которых были внедрены в войсковые части красных,которые они сдавали наступающим вместе с вооружением,боеприпасами и артиллерией.Это окончательно деморализовало красных,начавших паническое отступление.3-я советская армия была разгромлена,белогвардейцами были захвачены многочисленные трофеи.Только в Перми были взяты: 21000 пленных,5000 вагонов,60 орудий,100 пулемётов,несколько бронепоездов,вмерзшие в лёд у пристани корабли красной военной флотилии и масса другого военного снаряжения.

После взятия Перми части белогвардейцев выдвинулись вперёд на 50 вёрст от города и закрепились на достигнутых позициях,отражая попытки красных перейти в наступление и вернуть Пермь обратно.За победу под Пермью Гайда и Пепеляев были произведены в генерал-лейтенанты.

В советской историографии победа Белых войск была названа Пермской катастрофой.По приказу Ленина на Восточный фронт была отправлена комиссия ЦК РКП(б) во главе со Сталиным и Дзержинским,чтобы вскрыть причины падения Перми и жестоко покарать виновных или тех,кто будет сочтён ими.В отчёте комиссии ЦК партии "О причинах падения Перми в декабре 1918 года" было отмечено:"Все партийные и советские учереждения единогласно константируют сплошную контрреволюционность населения Пермской и Вятской губерний."

Сдача Перми,встеча её населением Колчака хлебом-солью в последствии были не забыты большевиками.Губернскую Пермь они превратили в районный центр Уральской области.Свердловские коммунисты,управляющие областью называли Пермь не иначе,как "старая саботажница Пермь" и всячески ограничивали её развитие.Впоследствии,при Сталине Пермь была переименована в Молотов,чтобы не напоминать вождю о "пермской катастрофе".

На фото: Пермский институт культуры и искусства.В этом здании в 1919 году размещался Военный контроль - колчаковская контрразведка,разследовавшая преступления красных и проводившая чистку Перми от красного подполья.



Силовое сопротивление граждан против Советской власти: Медынский уезд, год 1918.

Оригинал взят у evgeniy_efremov в Силовое сопротивление граждан против Советской власти: Медынский уезд, год 1918.
(Материалы к статье.)


Советская власть – это
организованная гражданская
война.
Л.Д.Троцкий

Хочу подчеркнуть, что речь ниже пойдёт только об одном из эпизодов обширного вооруженного сопротивления граждан, а не военных, начало которого можно отнести к маю 1918 года, когда в Москве был образован политиками "Национальный центр" – самая действенная антибольшевистская подпольная организация. Лето принесло крестьянские восстания против комиссародержавия. Даже в Петрограде правление большевиков под руководством Зиновьева рождало ненависть среди рабочих. Самое известное восстание из пролетарской среды, получившее название Ижевско-Воткинского, началось 8 августа и продолжилось до второй декады ноября.
Возвратимся к ситуации в деревне. Необходимо подчеркнуть, что Ленин боялся, что «пролетарская» революция потонет в море крестьянской реакции, как это случилось во Франции в 1871 году во время подавления городского радикализма. Как только позволит ситуация, общины необходимо было лишить собственности и превратить в хозяйства, управляемые государством. А пока на повестке дня стояло установление контроля над поставками продовольствия в города и создание коммунистических ячеек в крестьянской среде. Чтобы достичь этих целей, требовалось не много ни мало, как развязать гражданскую войну в деревне. Об этой политике возвестил Я. Свердлов (выступление 20 мая 1918 г.): «Если мы в городах можем сказать, что революционная советская власть в достаточной мере сильна, чтобы противостоять всем нападкам буржуазии, то относительно деревни этого сказать ни в коем случае нельзя. Поэтому мы должны самым серьезным образом поставить перед собой вопрос о расслоении в деревне, вопрос о создании в деревне двух противоположных враждебных сил, поставить перед собой задачу противопоставления в деревне беднейших слоев населения кулацким элементам. Только в том случае, если мы сможем расколоть деревню на два непримиримых враждебных лагеря, если мы сможем разжечь там ту же гражданскую войну, которая шла не так давно в городах <…> только в том случае мы сможем сказать, что мы и по отношению к деревне сделали то, что смогли сделать для городов»2. Неслучайно, что образование продотрядов в конце весны 1918 года совпало с декретом о всеобщей воинской повинности, объявленном 29 мая. Из резолюции ЦК партии от 27 мая, написанной рукой вождя:
«1) Военный Комиссариат превратить в Военно-продовольственный Комиссариат — т.е. сосредоточить 9/10 работы Военного Комиссариата на переделке армии для войны за хлеб и на ведении такой войны — на 3 месяца: VI—VIII.
2) Объявить военное положение во всей стране на то же время.
3) Мобилизовать армию, выделив здоровые ее части, и призвать 19-летних, хотя бы в некоторых областях, для систематических военных действий по завоеванию, отвоеванию, сбору и свозу хлеба и топлива.
4) Ввести расстрел за недисциплину <...>
5) Ввести круговую поруку всего отряда, например, угрозу расстрела десятого, — за каждый случай грабежа»3
Вот так снаружи деревню атаковали части регулярной Красной армии, забирая у неё хлеб. Внутренний фронт войны против деревни был создан «пятой колонной»: комитетами бедноты. О положении дел в волости, которая станет через два месяца одним из центров восстания, свидетельствует протокол второго Уездного Съезда Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов от 27 августа 1918 года: «Адуевская вол. /КУЧЕНКОВ/ Норма хлебной развёрстки определена волостным Советом в 30 фунт. ниже 7 лет и 1 пуд для возрастов выше 7-ми лет. Члены Исполнительного Комитета были арестованы; этот факт недопустим, ибо есть не что иное, как власть диктаторов. Надо установить закон для всего населения уезда. В волости соглашаются организовать комитеты бедноты при условии избрания в них действительно беднейших крестьян, а не лежебоков. Необходимы твёрдые цены на товары. Председательствующий [Голенев] лишает слова товарища Кученкова, так как тот выразил неудовольствие по поводу избрания Председателя Съезда». Обстановка стала ещё напряжённее после объявления 2 сентября большевиками красного террора. Из протокола заседания президиума Медынского уездного исполнительного комитета Советов, совместном с председателем местной ЧК Логачёвым, от 2 ноября 1918 года:
«Присутствовали: Петров, Перфилов, Логачёв.
Слушали… Об арестованных Рождественском и Фуникове. Постановили… В виду имеющегося материала ясно указывающего на то, что означенные лица агитировали среди призванных [в армию] унтер-офицеров, которых призывали к избиению Представителей Советской власти, наущали призванных требовать выдать оружия и агитировали, чтобы они без оружия не отправлялись из города Медыни, ввиду чего Медынь и посёлок Мятлево были объявлены на военном положении. В связи с этим сегодня уехавшими из Калуги унтер-офицерами был избит в Межинической волости Военный комиссар, принимая во внимание всё это Президиум и Председатель Чрезвычайной комиссии
ПОСТАНОВИЛИ: согласно…обязательного постановления Президиума Исполкома от сентября месяца с/г. означенных лиц расстрелять, что просили Губчрезком социанировать [т.е. санкционировать] наши постановления». В накалённой донельзя обстановке происходила ещё и мобилизация в Красную армию. Мужик не хотел воевать за такую власть на фронте, он также не хотел вступать в такую армию, которая разоряет деревни. Началось восстание. 10 ноября, цитируем советскую газету, восставшими «…был разграблен и разогнан в селе Глухове …волостной совет», также и в Адуевской, Топоринской и Кременской волостях. «В Адуевской волости, убит военный комиссар Буровиков, зверски разрубленный в бесформенную массу. В Адуевской, Глуховской волости, всё оружие выданное для всеобщего обучения, было разобрано, населению от 18 до 50 лет объявлена мобилизация.
И в довершение передовые части белогвардейцев пытались повести наступление на казармы расположенные на окраине гор. Медыни, но будучи встречены пулемётным огнём, укрылись вновь в лесу». Так на восставших тут же был навешен ярлык «белогвардейцев». В дальнейшем, чтобы потрафить начальству из Москвы, местные губернские власти представляли в своих отчётах стихийное восстание как спланированную белогвардейскую вылазку: фанатикам из Кремля невозможно было согласиться с тем, что их политика была антинародна. Дальше – больше: чекисты в 1919 году начали заниматься сочинением отчётов об единых центрах обширных антисоветских заговоров. Этим они добивались наград и новых полномочий, значение и необходимость ЧК росла как на дрожжах. В случае с данным восстанием это выразилось тем, что оно в советское время оказалось объединенным вместе с Гжатским. Архивные материалы 1918 года - военного отчёта перед губисполкомом и сводки ВЧК большевистской верхушке – говорят о том, что в Медынском, Боровском, Малоярославецком, а также Гжатском уезде Смоленской губернии произошли стихийные выступления. О восстании в нашем краю стиль сообщения газеты «Коммуна» выдаёт военную руку, это доклад одного из руководителей советских частей: в тот же день 10 ноября «…в Медыни был образован Чрезвычайный революционный штаб в состав которого вошли коммунисты тов. Сахаров, Логачёв, председатель уездчрезком и тов. Шалашёв, впоследствии заменённый тов. Резцовым.
…тов. Сахаровым даны телеграммы в Губернский Исполнительный Комитет, Губернскую Чрезвычайную Комиссию и Губернский Военный Комиссариат, о подкреплении и принятию дальнейших мер к подавлению восстания.»
11 ноября из Калуги по постановлению Губернского Исполнительного Комитета и распоряжению Губернского Военного Комиссариата, тов. Евстафьева, отправился отряд при тов. Ассен-Аймере (председатель губчрезком) и тов. Ваганове (губвоенком).
Состав отряда. 1-го Калужского отдельного батальона войск Всечрезком…215.
Инструкторские курсы Губернского Военного Комиссариата…106.
7 зенитная батарея при 2 орудиях.
Всего 285 штыков, 4 пулемёта и 2 орудия.
В то же время, город Медынь, окружённый лесами, обкладывался Топоринской, Адуевской, Кременской, Глуховской, Гиреевской и Маковской волостями.» А «в Кондрово повстанцы, руководимые штабс-капитаном Н. Морозовым (инструктор всевобуча Троицкой волости), Е. Коноваловым и Н. Усачевым (крестьяне д. Маслово), Трибовым и Шематовым (рабочие Кондровской фабрики), разгромили помещения Троицкого волисполкома, дома и квартиры местных большевиков, остановили бумажную фабрику. Восставшие заняли станцию Говардово, прервав сообщение с Калугой». «В 23 часа 15 мин. суток 11 того же ноября, в город Медынь прибыл авангард Калужского отряда и 11 часов 45 мин. суток 12 ноября остальная часть отряда при тов. Варганове.
В 7 часов 10 мин., 12 ноября, начаты оперативные действия обстрелов артиллерией дер. Адуево, по штабу белогвардейцев, в 11 часов суток обстреляна северо-восточная опушка леса вокруг Медыни, где скопились белогвардейские полчища». Об эффективности угрозы потери дома и хозяйства в отношении мужика командование красных войск поймет тут же и на следующий день выпустит приказ под номером один «о сметении с лица земли артиллерийским огнём белогвардейских деревень».
«В 13 час. суток поведено наступление в направлении Медынь – Мало-Ярославец к Адуевской волости.
В 13 час. 45 мин. суток вновь обстреляна северо-восточная опушка Медынского леса и Кременской большак.
В 14 час. 25 мин. суток артиллерийским огнём, выбиты белогвардейцы из села Пушкино (Покровское) и вслед было занято Адуево, белогвардейцы отступили на дер. Уланово, Клинцы. 16 белогвардейцев были расстреляны. В то же время, разведчиками установлено, что белогвардейцы занимают Гиреево, Топорино, Кременское, Глухово, что в Романовской волости, произведён ими погром Ивановской Земледельчекой Советской школы, что в Дороховской волости ими занята ст. Износки.
О положении дела было сообщено тов. Евстафьеву в гор. Калугу. Одновременно т. Евстафьевым и Губ. Исп. Комитетом получено сообщение о начинающемся возстании в Малоярославецком и Боровском уездах…» Был послан отряд и туда.
«Товарищем Евстафьевым тотчас же были приняты следующие меры:
1) По прямому проводу донесено тов. Муралову с просьбою выслать силы на Мало-Ярославец.
2) Со станции Калуга двинулся отряд железнодорожных мастерских рабочих при тов. Кудрявцеве в 200 штыков...
К этому моменту в Медын. уез. восстание объяло 17 волостей (Адуевская, Гиреевская, Глуховская, Кременская, Кузовская, Межечинская, Ареховская, Топоринская, Карамышевская, Маковская, Матовская, Полотняно-Заводская, Троицкая, Галкинская, Дороховская, Незамаевская, Александровская). Из 22 волостей только 5 …не примкнули к мятежникам. Двинувшийся отряд рабочих железнодорожных мастерских товарища Кудрявцева в 22 часа суток того же дня освободил ст. Износки, возстановил разрушенный путь и отогнал белогвардейцев от района железной дороги.
Был послан взвод в разведку [на малоярославецком направлении] , … за Пушкиным разведчики попали под сильный обстрел.
Отряд товарища Фёдорова, следуя в Полотняный Завод … и установив, что в Говардово, Троицкой волости, рабочие фабрики Говарда, вступят на работу, объединил отряд [с силами Кудряшова,] причём часть отряда товарища Кудряшова оставлена на ст. Полотняный Завод, главныя его силы на станции Говардово…
В 9 час., суток 13 ноября отряд тов. Ассен-Аймера и Варганова, повёл наступление на белогвардейцев, занимающих Уланово, имея свои разъезды в Архангельском и Михееве….
Товарищ Фёдоров… на автомобиле прибыл в Медынь и доставил патроны, бензин. В это время к 12 час.суток, белые были выбиты из Уланово и стали отступать на Архангельское и Михеево, по которым с нашей стороны был открыт артиллерийский огонь.
К 14 час. суток телефонное и телеграфное сообщение с Мятлевым по шоссе Медынь было прервано и белые накапливались в лесу северо-западнее Медыни в сторону Дешино. В Дешино, в 18 час. суток повели наступление на Медынь в двух направлениях, на тюрьму северо-восточнее, с целью освободить заложников буржуазии… и на кладбище (северо-западнее) за которым находилась батарея с целью захватить орудия». В их числе были 3 тыс. мобилизованных крестьян вместе с рабочими писчебумажных Кондровской, Троицкой и Полотняно-Заводской фабрик.
Высланные цепи инструкторов и отряды местных коммунистов и открытый с батареи артиллерийский огонь …принудили белогвардейцев отойти назад в лес…Отряд же на станции Мятлево едва только установил отсутствие связи с Медынью, двинулся на Медынь, имея в голове … тов. Прокопчика и главными силами 3 Курземский Латышский Стрелковый полк (т. Эльсис). В 7 верстах от Мятлева конская команда вступила в перестрелку с заставой белогвардейцев у горевшего моста близ д. Глухово…
14 ноября, в 9 час. суток…установлено, что штаб белогвардейцев из село Дешино после неудачного наступления на Медынь скрылся с вооруженными своими полчищами». Отрядом коммунистов Полотняного Завода и войск ВЧК были заняты Обухово, Михеево, Адамовское, Троицкое и Полотняный Завод. «В тот же день, в штаб войск на отданный 13 ноября приказ №1 о сметении с лица земли артиллерийским огнём белогвардейских деревень, стали поступать приговоры обществ, как то: Адуевского сельского общества, деревни Синявино, Адуевской в., д. Романово, Романовской волости, комитета бедноты дер. Косова, Богдановской волости, др. Уланово и Клинцы.» Становится понятно, что восставшие разошлись из-за угрозы разрушения их домов и хозяйства. В восстании участвовало 7-8 тыс. человек. Войска, тех же латышей, большевики перебросили на другой внутренний фронт борьбы с восставшими, теперь в Гжатском уезде. Там мятеж был подавлен 19 ноября.
Посчитав свои потери, большевики через ту же газету сообщили: «С нашей стороны потери: убито 8, ранено 9, в плену 16…» 20 ноября было снято военное положение. Чтобы покарать восставших и запугать население власти расстреляли 199 человек, из них заложников было казнено 15. Эти горькие списки власти по возможности поимённо напечатали в своей газете «Коммуна». Она также сообщает: «Расход по штабу войск выразился в сумме 1 345 рублей. Каковой возмещён на суммы расстрелянных мятежников (4 237 р. 52 к.) остаток же…сдан в Народный Банк в доход Советской Республики… Сверх этого, отобранные советские деньги у белогвардейцев в Галкинской волости 9 150 рублей сданы на текущий счёт Губернского Исполнительного Комитета и 1 266 рублей 50 коп на текущий счёт Губчрезкома».
Силовое сопротивление власти, действия которой характерны не для национальной, а для оккупационной, продолжалось и в 20-х, и 30-х, и 40-х, и 50-х годах прошлого века. Не окончилось оно и по смерти Сталина. Силовое сопротивление почти совсем утихло только со смертью тех, кто застал ту, старую Россию. Неполные списки этих восстаний с хроникой событий выложены здесь: http://aillarionov.livejournal.com/2012/05/14/
http://kaminec.livejournal.com/6258.html?thread=346994&#t346994
http://kaminec.livejournal.com/13939.html

О тех, чья Честь звалась Верность

Оригинал взят у kaminec в О тех, чья Честь звалась Верность
Знакъ_чиновъ_Русскаго_Корпуса
«Бессмертный Корпус не умрет
И жить останется навеки,
Он светоч истины несет
Трусам сменившим свои вехи.»

(Б.Патковский)

Эпопея Русского корпуса на Балканах, пожалуй, самая героическая и трагичная страница русской военной истории в ХХ веке. Честь и верность, безпримерные подвиги и мужество, святая вера в спасение Родины, ратная доблесть, крах всех надежд, плен, рассеянье по миру с клеймом побеждённых, но и после всех лишений - сохранение уз боевого товарищества и убеждённость в правоте своего дела - всё это о них, чинах Русского корпуса. Но тем более стальными глыбами русского характера видятся нам они, если знать, что большинство из бойцов РК уже однажды проходили через всё это. Ведь Русский корпус был сформирован из прошедших сквозь ад гражданской войны воинов-белогвардейцев, в основном, чинов Русской армии генерала Врангеля, то есть тех, кто воевал с красными оккупантами с первых дней Белой борьбы. Ветераны Первой мировой войны (для них - Великой Отечественной), сквозь большевистские заслоны пробиравшиеся на Дон к Корнилову, участники Ледяного похода, похода на Москву, Крымских боёв, галлиполийцы, отступив с родной земли вынуждены были выносить суровые испытания эмигрантской жизни, но и на чужбине сохранили гордое имя русского человека, а главное, помнили завет своего командира, Петра Николаевича Врангеля, что "с оставлением армией родной земли борьба не окончилась, она лишь приняла новые формы. Эта борьба продолжается и будет продолжаться до тех пор, пока не падет ненавистная русскому народу власть". И борьба продолжалась. Многие приняли участие в деятельности Боевой организации генерала Кутепова, "Внутренней линии", Братства Русской Правды. Били коммунистов где только могли - отстреливая послов из совдепа в европейских странах, добровольцами в Болгарии и Испании, и в самой совдепии, как легендарные храбрецы капитан Ларионов и мичман Аксаков. Красные огрызались - в Болгарии из-за угла был убит ген. Покровский, 25 апреля 1928 г., в полном расцвете сил, умирает ген. Врангель и до сих пор не опровергнуты подозрения, что он был отравлен, был похищен и убит ген. Кутепов, потом глава РОВС ген. Миллер.
Ненависть к убийцам соратников, к палачам родного народа, к банде безродных авантюристов, терзающих русскую землю, ко всем этим джугашвили, гагановичам и мехлисам росла и крепла.
Ещё во время борьбы с красными на родине добровольцы стали подобны Героям древних былин и сказаний, к Галлиполи это были уже полубоги, сверхлюди. Сегодня, глядя на светлые лики Белых воинов уже в строгой форме вермахта, понимаешь, что с чёрно-белых фотографий на тебя смотрят не просто Герои, но Боги Войны.
Тотальный характер русско-советской войны выковал аксиому Белой идеи - непримиримость. Советчина - всегда враждебное всему русскому явление, СССР - не Россия, а анти-Россия. Жаждой отомстить за всё, что сделали красные с русским народом и Великой Россией горели сердца всех русских Белых воинов. И шанс отомстить вскоре предоставился. 22 июня 1941 года началась война против СССР. В июне начальник Русского бюро в Югославии генерал-майор М.Ф.Скородумов выступил перед германскими властями с предложением сформировать из эмигрантов – бывших офицеров, солдат и казаков Русской армии П.Н. Врангеля – дивизию и отправить ее на Восточный фронт. Обращаясь к русским людям, генерал Скородумов заявил: "Мы переживаем исторические дни!
Судьбоносные дни для всей Русской нации: или сейчас, или никогда; быть или не быть Русскому государству. Пришел момент, когда мы, Русские, должны доказать на деле, что мы не навоз для удобрения европейской культуры, а сильная духом, способная на организацию, готовая на подвиг, сплоченная, как один, смелая и гордая нация. Я зову всех Русских людей к спешной и самостоятельной работе по самоорганизации, чтобы в последний момент, когда уже все сроки прошли, создать хоть какую-либо силу. Дайте героев! Дайте мучеников! Дайте патриотов!
Я верю в силу духа Русского народа и верю, что Русские люди, с помощью Вождя Рейха и доблестной Германской армии, свергнут и навсегда уничтожат двадцать с лишним лет издевавшуюся над Русским народом интернациональную сталинскую банду для спасения и восстановления Православной Национальной Русской Империи, которая никогда эту помощь не забудет и навсегда кровью свяжет вечный союз между Русским и Германским народами".

Скородумов
  • М.Ф.Скородумов
12 сентября 1941 г. Скородумов получил от командующего германскими войсками на Юго-Востоке приказ о формировании «Отдельного Русского корпуса», командиром которого он назначался, и в тот же день издал свой приказ о мобилизации всех военнообязанных русских эмигрантов в возрасте от 18 до 55 лет. Приказ заканчивался словами: «С Божией помощью, при общем единодушии, и выполнив наш долг в отношении приютившей нас страны, я приведу вас в Россию».
Как писал впоследствии полковник Рогожин, последний командир Русского корпуса: "В моральном отношении приказ этот не застал врасплох русских людей на Балканах - мы его с нетерпением ждали, мы твёрдо верили, что должен наступить момент для возобновления борьбы с захватчиками нашей Родины, что его пропустить нельзя. Мы были рады, ибо исполнялась заветная мечта вновь послужить родине и принять участие в освобождении нашего несчастного народа от звериных лап коммунизма".

Collapse )

Марковцы продолжают борьбу

Оригинал взят у kaminec в Марковцы продолжают борьбу
Исход Русской армии из Крыма не заставил бойцов "цветных" полков - элиты Белого воинства смириться с коммунистической оккупацией России и сложить оружие. Белые витязи, ходившие в своей чёрной форме в штыковые атаки, лишившись Родины не оставили мысли о её спасении и каждый сам нашёл способ продолжить борьбу...
Наверное, не получится назвать поимённо всех, но вспомним хотя бы некоторых из них, ещё раз всмотримся в лица Верных до смерти.
Collapse )
Их были сотни, прошедших через Русский корпус и РОА, и как эпилог всем им, известным и неизвестным героям, наша память о том, как они сражались.

Среди "корпусников" первого призыва, т.е. вступивших в Русский корпус еще осенью 1941 г., был и капитан Погорлецкий. О его подвиге рассказывалось в последнем номере журнала "Наши вести" - издания Союза чинов Русского корпуса. Очерк о капитане Погорлецком назывался "Я - марковец!"
Красные партизаны убивали не только своих сограждан, не разделявших коммунистические идеи, но и русских белых эмигрантов. В этих условиях капитан Погорлецкий обратился к германскому офицеру-коменданту города с предложением вооружить русских. Немец согласился. Из ста семидесяти одного человека, Погорлецкий отобрал сорок пять, составив из них взвод под своим командованием. Во взводе Погорлецкого собрались все марковцы, бывшие тогда в городе. Их было трое: кроме Погорлецкого, еще капитан Кедриг (инвалид) и подпоручик Гирко, произведенный в Галлиполи.

В ночь на 23 сентября красные партизаны повели наступление на город силами в восемнадцать-девятнадцать тысяч бойцов, обложив его со всех сторон. Оборонявшихся было около трехсот тридцати человек, принужденных отходить к комендатуре. К четырем часам утра весь город был в руках у красных, за исключением комендатуры и местности вокруг нее радиусом в двести метров. Уже были убиты два командира взвода, остальные ранены; немало бойцов было убито и ранено. Сам Погорлецкий имел ужасный вид - выбитые зубы, перебитый нос, весь в крови - однако оставался в строю.

Партизаны сделали ошибку: они выключили электричество, что позволило обороняющимся в темноте на автомобилях перебрасывать группы в наиболее опасные места. Спасение было в одном - контрнаступлении, и комендант уже было приказал направить ударную группу с танком вдоль одной из улиц. Как тут вмешивается капитан Погорлецкий и твердо требует направить удар по другой улице, доказывая, что он тут перейдет в наступление, и комендант соглашается. С Погорлецким комендант направляет фельдфебеля.

Погорлецкий собрал семьдесят человек и распорядился: по улице двинулся танк, вдоль домов бойцы... Из домов выбивают партизан. Вот площадь с церковью. Здесь масса партизан... Они разметаны... Погорлецкий направляет часть своих вправо, часть влево... Полный успех. К девяти часам утра весь город очищен от партизан. Есть погибшие. Среди пропавших без вести марковец - подпоручик Гирко.

Комендант вызвал к себе Погорлецкого.

- Кто вы? Вижу - вы человек, понимающий военное дело!

- Я - марковец!

- ???

- Дано пояснение. Комендант благодарит, но и добавляет: - За неудачу вы были бы расстреляны, но успех достоин награждения Железным крестом!