Category: общество

"Русская альтернатива": подлинная и фальшивая

Оригинал взят у ugunskrusts83 в "Русская альтернатива": подлинная и фальшивая
С чьей-то лёгкой руки разношёрстный сброд, орудующий сейчас на Донбассе в рамках совсем не русской «Русской весны», поименован «альтернативной Россией». Якобы эта «альтернативная» Россия, окрашенная в ядовитую помесь из красной и коричневой красок, сейчас стремится взять реванш за поражение в 1993-ем. Следовало бы задаться правомерным вопросом: почему реванш берётся не у преемника Ельцина, а у Украины, которая в событиях октября 1993-го уж точно не повинна. Но давайте опустим это. Нас должно интересовать иное: можно ли вообще назвать красно-коричневую субстанцию Новороссии «другой», «альтернативной» Россией?

Оставив за скобками поддержку донбасских «ополченцев» со стороны Кремля, определимся лучше с нашим пониманием «альтернативности». В чём выражаешься ты, Русская Альтернатива? В пьяном гомоне озверелых советских неандертальцев? В спешной – словно соитие совершалось на помойке бомжами – случке большевицких символов с белогвардейскими? В гнилозубых «патриотах», матерящихся через слово? Или всё же в чём-то другом, холодном и тайном?...

Достаточно лишь беглого знакомства с русской цивилизацией, чтобы понять: выплеснутый на Юго-Восток Украины красно-коричневый гной не является «альтернативной Россией». Можно было бы добавить, что ни боевики Гиркина, ни их противоречивые антагонисты-покровители из Кремля вообще не являются Россией – всё равно, «альтернативной» или «мейнстримовой». Тем не менее, оскорбительный знак равенства между Россией и анти-Россией настолько приелся, что в целях удобства изложения – по крайней мере там, где без этого не обойтись – мы будем говорить о «других русских» и «Другой России». Говорить и надеяться, что рано или поздно, эта белая русская «инаковость» затмит «нормативную» советско-«русскую» фальшь и станет единственной запротоколированной версией русскости.

Красно-коричневый синтез с его пустоцветами «православного сталинизма» и «советского единонеделимства» (все мутации перечислять не будем) родился из чрева перестроечной глупости, когда люди, законченные в своём советском антропологическом типе, впервые познакомились с Бердяевым, Сионскими Протоколами и Белой Гвардией. Нельзя стать русским, заучив годы правления всех русских царей или одев белогвардейскую униформу. Русская нация, загнанная в подполье, чисто физически не могла взять мутации совков под свой контроль, а эмиграция, потрёпанная второй мировой войной, не влияла на происходящие в СССР-РФ перемены. Между тем, отказ советско-российского государства от тоталитарных средств принуждения вместо ожидаемой стихийной русификации советских людей привёл к столь же стихийной советизации русского наследия. Последнее пересматривалось в соответствии с нуждами территориально сократившейся, но так и не умершей большевистской цивилизации. Элегантные политические формулы дореволюционных «черносотенцев» деформировались в потешное жидоедство. Николай II из сознательно пошедшей на смерть царственной жертвы превращался в «царя-тряпку» («тряпичность» царя-мученика выглядела в глаза профанов скорее плюсом, чем минусом). Белые воины с их национал-революционным пафосом приобретали слезливо-фаталистичный ореол «заложников чести» с усами, портсигарами и револьверами.

В октябре 1993 года схлестнулись два облика одной и той же страны. Монголоидный (то ли из-за туранской примеси, то ли вследствие ДЦП) уроженец села Бутка, вопреки либеральному имиджу, олицетворял какой-никакой, но авторитаризм в его нехаризматичной и кислой позднесоветской версии. Ведомая Хасбулатовым и Руцким чернь с виду представляла собой «русский бунт», но в реальности была стадом безынициативных дегенератов. Будь то октябрь 1993-го или «Русская весна», всюду мы видим один и тот же народ, больше похожий на беззубую старуху, выкрикивающую матюки в состоянии алкогольного опьянения. Душа этого народа – потёмки. Причём пастухи этого народа хотят, чтобы и мы, русские, считали свою душу такими же потёмками – ведь именно на смешение русского с советским работает сейчас идеологема «загадочной русской души».

Наша злая насмешка в том, что нет в мире такого народа, который бы разобрался в закоулках своей души лучше, чем белые русские. «Темнота», которая в «почвенническом» дискурсе преподносится достоинством «русской (?) души», с омерзением нами отвергается. Нет уж, мы знаем кто мы такие: разбросанные по руинам своего перемолотого Отечества остатки русской нации. Кто наш враг мы тоже знаем: большевицкая цивилизация. По-моему, этих двух вопросов – «кто мы» и «кто враг» – вполне достаточно для нормального функционирования национального организма White Russians.

Свыше 20 лет прошло с осени 1993-го. Все эти 20 лет активисты «национально-патриотического движения» шатались между концертом Харчикова и подворотней. Огонь в глазах этой сиволапой псевдо-России загорался только при упоминании ненавистной «Америки» и «жидов». Вероятно, упоминание «красновцев» и «власовцев» разгневало бы красно-коричневых не меньше, а то и больше абстрактного «жидомасонства». Но как бы то ни было, весной 2014-го эта масса была силком выведена из запоя и натравлена на «бандеровцев». Даже намёк на «альтернативу» должен быть исключён: грезивший Евразией красно-коричневый ублюдок самой историей был обречён на подчинение тем, кто не грезил, а методично конструировал Красную Орду.

Не является «другой Россией» и леволиберальная оппозиция. Названием лимоновского движения «Другая Россия» никого не обманешь. В чём-то интересные проекты национал-демократов Широпаева так же не представляют той России, которая бы смогла на равных потягаться с «Россией» путинской.

Русская история – это не советское попурри, украшенное романовскими и красными знамёнами, но и не либеральный чистый лист. Мы имеем своих героев и свои памятные даты. Свой нациогенез и свои субэтносы. Свою националистическую веру и свой культурный код. Свои нормативно-правовые акты и свою поэзию. Только дайте нам слово на мировой трибуне и большевистский дьявол в исступлении сбросит свою «имперскую» маску и, показав всем свой подлинный лик, будет прикончен нами, «другими», белыми, настоящими русскими.

Обзор СМИ: Димитрий Саввин: Крым: тест на национал-большевизм

Оригинал взят у stmvl в Обзор СМИ: Димитрий Саввин: Крым: тест на национал-большевизм
107532_300Верховная Рада Крыма объявила о намерении войти всем полуостровом в состав РФ «в качестве субъекта Федерации». Как и следовало ожидать, Рунет взорвался от восторга. Мол, ура, Путин вот-вот начнет войну и вот-вот присоединит Крым к России. (О том, почему этого почти наверняка не будет, разговор отдельный, интересующихся же отсылаю к заметке в моем блоге.)

Что ж, подобные восторги – дело ожидаемое. Нет ничего удивительного в том, что сейчас в экстаз впали путинисты всех мастей, а равно и национал-большевики (вроде самого известного национал-большевика современности Лимонова). Удивительно то, что некоторые люди, доселе позиционировавшие себя последовательными русскими националистами, к этим восторгам присоединились.

При этом сразу стоит оговориться. Есть вещи, в рамках русского националистического дискурса вполне очевидные, и спорить с ними едва ли разумно. Понятно, что Крым, с 1783 г. официально объявленный частью Российской Империи, является территорией, на которую исторически могли претендовать Россия, Турция, крымские татары, даже Греция – и лишь в последнюю очередь Украина. Не менее очевидно и то, что юго-восток современной Республики Украина, и в первую очередь, Крым (а в Крыму – в первую очередь, Севастополь) в этническом, культурном и религиозном отношении гораздо ближе к Великороссии, чем к Галичине.


И если бы сейчас Русское Национальное государство посчитало нужным так или иначе поддержать этнически русское население Крыма и Новороссии, то это было бы логично и правильно.

Чем же тогда плохи восторги?

Исключительно и только тем, что своего национального государства, которое бы защищало наши интересы, у нас, у русских, нет. У государственного образования «Российская Федерация» интересы свои и вполне антирусские, что в очередной раз было наглядно продемонстрировано как раз в канун крымских событий. Продление абсолютно незаконного содержания в СИЗО русскому активисту Даниилу Константинову, отказ в помиловании русскому офицеру Сергею Аракчееву, активная подготовка к принятию закона «об упрощенном получении гражданства» для «соотечественников» из бывшего СССР (то есть на практике – главным образом для жителей Средней Азии и Закавказья)… Все слишком очевидно, чтобы об этом в миллионный раз много говорить.

Немного пофантазируем и представим, что нынешняя антирусская система под названием РФ действительно возьмет и аннексирует Крым. Чем обернется такого рода «помощь» живущим там русским?

Картинка выходит интересная. Русские обитатели Крыма получат все блага, которыми мы в РФ давно уже наслаждаемся: возможность быть осужденным на год и десять месяцев колонии строгого режима за комментарий в социальной сети по печально знаменитой 282 статье или сесть в тюрьму за участие в демонстрации – демонстрации, на фоне уличных манифестаций в нынешнем Крыму, совсем уж травоядной. Нет сомнений, что российский Крым очень понравится мигрантам из Средней Азии, которым скоро, похоже, просто начнут раздавать российское гражданство. Вместе с крымскими татарами при поддержке Турции и братского по вере Северного Кавказа они смогут воссоздать чудную атмосферу средневекового Крымского ханства. Сие ханство в свое время было известно как своеобразный рабовладельческий хаб, который поставлял славянских рабов в Османскую империю. Сейчас эта отрасль экономика подзабыта, но и в этом деле Российская Федерация сможет оказать крымчанам помощь – судя по всему, рабовладение в Дагестане стало уже значимым элементом местной экономики. Трудящиеся рабовладельческого сектора, несомненно, не откажутся поделиться опытом с крымскими коллегами… А самое главное, после того, как Крым станет частью РФ, этнически русские (как и во всей остальной РФ!) сразу же станут в любом споре и в любом конфликте по определению виноватой стороной. Иначе говоря, в отношении русских крымчан, как и ко всем русским в РФ, начнет действовать фактическая презумпция виновности, как говорится, со всеми вытекающими. Нынешние столкновения с крымскими татарами покажутся тогда легкой разминкой (кто не верит, может спросить у русских, живущих на российском Северном Кавказе, как там обстоят дела).

Наверное, стоит задаться вопросом: можно ли ТАКОЕ воссоединение рассматривать как «помощь» и «возвращение в Отчизну» русских людей? Не слишком ли похожа путинская версия Отчизны на концентрационный лагерь с садистом-комендантом во главе?

Вполне исчерпывающие ответы на эти вопросы дает история XX столетия. В 1939-40 гг. сталинский СССР существенно округлил свои владения, присоединив к ним ряд территорий, ранее входивших в состав Российской Империи. Тут был и кусочек Финляндии (полностью отхватить не удалось), и Эстония, Латвия и Литва, и белорусские земли, и Западная Украина, и Бессарабия с Северной Буковиной. Советская пропаганда тех лет активно нажимала на то, что идет освобождение братских народов не только от капиталистического, но и от иноземного ига (на эту педаль, правда, давили не столь активно, но все же давили). И что касается иноземного ига, то подобные заявления не были совсем безпочвенны – не будем забывать, что кафедральный православный собор во имя Св. Александра Невского в Варшаве разрушили по распоряжению вполне независимых и национальных властей Второй Речи Посполитой. (Всего же православных церквей поляками было уничтожено по имеющимся данным около 800.) Это помимо политики полонизации и т.д. и т.п.

И в тогдашних сталинских завоеваниях можно было, при желании, усмотреть и нечто положительное. Например, присоединение новых территорий, в значительной степени населенных православными, привело к некоторому повышению статуса Русской Православной Церкви (точнее, той ее части, которую возглавлял Митрополит Сергий (Страгородский)). Ибо во многих местах красноармейцев тамошние священники встречали с крестом в руках и под звон колоколов, и в условиях массовой религиозности новоприсоединенных областей начинать с тотального уничтожения этих самых священников было не совсем удобно. В силу этого, какие-то, пусть и ничтожные, послабления получила Церковь в СССР в целом. Учитывая, что еще за несколько лет до этого была поставлена цель искоренить всякую религию в Советском Союзе, это было совсем немало.

Однако тогдашние русские правые по этому поводу никакого восторга не выказывали. И причина была проста: для национально-ориентированной части русской эмиграции СССР был образованием совершенно чуждым и абсолютно враждебным исторической России. И потому восторгаться успехами СССР – было все равно что за 700 лет до того восхищаться тем, как «наша» Золотая Орда (ведь Русь тогда была ее частью) бьет римокатоликов, дойдя аж до Адриатики! Что ж, и Орда дошла до Чехии, и СССР захватил Западную Белоруссию с Западной Украиной… Но причем здесь Россия и русские?

Советская власть в 1939-41 гг. очень наглядно показала, что не причем, сразу же после присоединения новых территорий развернув террор против проживавших там белоэмигрантов и вообще «неблагонадежных» русских людей. Можно долго спорить о том, насколько дружественными по отношению к русским были довоенные Рига и Таллинн, но факт остается фактом: именно там многие русские люди, вынужденные бежать от большевиков, нашли себе прибежище. А «воссоединение» обернулось для них расстрельным приговором.

Путинский необольшевицкий режим, несомненно, несколько мягче сталинского (хотя, как говорится, это дело наживное!). Но то, что он враждебен русскому народу – очевидно. В этой ситуации, радостно требовать ввода путинских войск в Крым – это все равно, что требовать, будучи в концлагере, арестовать оставшихся на свободе родственников и друзей. Мол, воссоединимся в лагерном бараке, вместе будем баланду кушать, лес валить…

Наверное, для вменяемого человека все-таки логичнее помогать своим близким остаться на свободе, а не сесть в тюрьму. Точно также и для националиста радоваться тому, что враждебный интернациональный антирусский режим, который в 1917-1922 гг. оккупировал большую часть его Родины, в 2014 г. вновь оккупирует еще одну ее часть – не просто глупо, но аморально.

В этом смысле, отношение к вводу путинских войск в Крым стало универсальным тестом, который позволяет каждому человеку, причисляющему себя к русским националистам, точно выяснять, в действительности ли он русский националист. Или же, на самом деле, является национал-большевиком – сторонником путинского неосоветизма, для которого первичен не русский народ и историческая русская национальная идентичность, а любое, абы какое, государственное единство и абстрактная «земля». Проба Крымом – проба надежная, проба делом, проба самой жизнью. Можно изображать из себя аристократическую аристократку с бокальчиком шабли в руках или русского барина с декоративной палкой, можно до хрипоты орать о своей верности идеалам Белого движения, но… Но вот главный враг русского народа готовится сожрать еще часть некую этого народа – и вы бежите, бежите со всеми своими аристократическими шабли, палками и папахами, его приветствовать. И все становится ясным: болезнь национал-большевизма, до этого, подобно сифилису, находившаяся в скрытой стадии, становится очевидной. Причем для всех.

Опять же, за последние сто лет это далеко не первый случай. Еще в Первую Гражданскую войну некоторое количество белых сознательно перешло на сторону Красной армии, когда Врангель начал совместное с поляками наступление на большевиков. Мол, как же так, с поляками-русофобами – и на как бы своих. Как бы свои шанс не упустили и в скором времени превратили Крым в огромный расстрельный полигон для белых и «буржуазии». Потом были царесоветчики и национал-большевики, была «смена вех», а после 1945 г. немало эмигрантов вернулось, как им казалось, на Родину – и многие приехали сразу в лагеря. Впрочем, некоторым не дали доехать и до лагеря, расстреляв по дороге, где-нибудь в Восточной Европе.

Каждый раз после очередных разбитых надежд с расстрельным продолжением энтузиасты «воссоединений» и приверженцы идеи «национальной эволюции власти» предпочитали, как минимум, отмалчиваться. Уверен, что очень скоро многим из тех, кто уже бежит с цветами поздравлять путинских «зеленых человечков», тоже придется отмалчиваться – как минимум. (Говорю сейчас о людях более или менее честных, медийные проститутки, конечно, в счет не идут.) Также уверен и в том, что присоединись Крым сегодня к РФ, через два года большинство нынешних крымских путинистов будут рвать в клочья свои георгиевские ленточки и требовать «вернуть все взад», на кухне ругать «клятых москалей» и шепотом петь «Ще не вмерла…».

И вот этого хочется менее всего. Ибо в очередной раз за преступления большевиков и необольшевиков и восторги «полезных идиотов» придется расплачиваться русским.

И вот об этом тем националистам, кто не прошел крымский тест на национал-большевизм, следовало бы задуматься.

Димитрий Саввин
для сайта ronsslav.com

Дмитро Корчиньский. Проповедь о мусорах и подмусоренных.

Оригинал взят у selmanuk в Дмитро Корчиньский. Проповедь о мусорах и подмусоренных.
Дмитро Корчиньский. Проповедь о мусорах и подмусоренных.

Тот кто помогает мусорам в выполнении их функций — сам является мусором. Тот, кто пишет заявление, или стучит мусорам — есть мусор. Помогать мусорам, поддерживать их — не допустимо

Братья и сестры! Я не являюсь сторонником блатной субкультуры и вы не будьте. Уголовные понятия, по крайней мере в Украине, не воспринимались блатными всерьез, иначе бы они не проиграли ментам классовую войну в девяностых.

Впрочем, стоит зачерпнуть также и из этого колодца, перед тем как плюнуть туда...

Понятия всех сообществ, которые находятся в экстремальных условиях, схожи.
Collapse )


http://bratstvo.info/propovidi/4851-propovid-pro-musoriv-musorske-y-primusoronne

союз нерушимый республик свободных

Оригинал взят у soz_data_ccount в союз нерушимый республик свободных

  …и в каждом слове – обратите внимание – вопиющая ложь: «союз» развалился от лёгкого дуновения ветра; считая конструкцию имперской, «свободные» республики убежали из него первыми, а «могучая русь» вообще никого «скрепить» не могла, поскольку через два поколения попросту вымерла. Ну, конечно же: мы все продолжаем жить в СССР и жуём его проблемы, однако, конец всем известен – поэтому и святую рашку, увы, ждёт то же самое.

союз нерушимый республик свободных Почему триэсерию не демонтировали? Потому что её демонтаж равнозначен катастрофическому прерыванию преемственности власти и, как следствие, изменению конфигурации страны, что, впрочем, частично произошло в 1991 году и стоило отцам-основателям святой рашки немалых денег. Тогда, если помните, буквально весь мир бросился собирать «оплот социализма» обратно и мирить охуевших местных этнократов.

Собссна, чему удивляться? Перестройка, а не демонтаж, – никто, как грицца, и не скрывал: горбачёвское «нигредо», ельциновский «винтаж» и окончательный ботоксный ребрендинг всё того же заскорузлого совка. Семейные «скрепы» попросту укрепили деньгами, и все дела.

Комменты здесь

Collapse )

счетчик посещений


Даги и их бабы сворой бьют московских ментов. Феерическое видео

Оригинал взят у kwas_1972 в Даги и их бабы сворой бьют московских ментов. Феерическое видео
Даги и их бабы сворой бьют московских ментов. Феерическое видео

"Суда иды, фраер, жопу тэбэ порву!" — "Бл*дь! Стреляйте! стреляйте в него, ребята!" — ",Потерпи, Антоха.. потерпи, братан"...

Очередная офигительная история про наших полицейских, отличающихся легендарной храбростью при задержании гражданских активистов, правозащитников и подростков с "русских пробежек" (а так же не менее легендарной честностью при написании заявлений о "невыносимых муках", доставленных "натянутым ремешком бронежилета")... и дружно превращающихся в безвольных амёб, как только против них оказываются один оборзевший даг и одна базарная торговка. Даже (***ть!) после того, как одному из них проламывают череп, полицейские сохраняют невозмутимое спокойствие и образцовую вежливость. Вот он — образец поведения представителя власти. А вы говорите "превышают полномочия".. В какой-нибудь бездуховной Америке копы, в подобной ситуации, сразу застрелили бы Магу. Но у нас-то не такой беспредел, как там. У нас стабильность и духовность.

Кстати: дикую бабу в итоге даже не задержали. Стояли с ней рядом и понимающе кивали под ее "я-до-него-только-дотронулась-он-сам-упал". Хотя все все видели прекрасно. А другого дага, которого на видно нет, но который был изначальным виновником истории, по словам разных источников, приняли по обвинению в изнасиловании.

Collapse )

РОНС:Русские новости

читайте материалы на новом сайте РОНС


Всё, что вам надо знать о Чечне (видео)

Оригинал взят у shust50 в Всё, что вам надо знать о Чечне (видео)
Оригинал взят у mawgli в Всё, что вам надо знать о Чечне (видео)
Оригинал: Всё, что вам надо знать о Чечне (видео)

Напомним, что культ Кадырова-старшего в современной Чечне что-то вроде культа Ленина в СССР, государствообразующий миф. Его именем названо множество улиц, школ, мечетей (включая крупнейшую мечеть «Сердце Чечни», которая тоже имени Кадырова), его портреты висят на каждом углу, улица его имени есть даже в Москве (так что можно сказать, что задним числом Басаев все-таки победил — Москву они в итоге захватили). При этом нет ни одного текста или видео, где бы Кадыров-старший каялся за джихад и убийство русских. Его сын Рамзан также ни разу не осудил отца (см судьбы детей элиты Третьего Рейха, которые до конца жизни на коленях перед евреями стояли и прощения просили. Затем прощение продолжили просить внуки), а вопрос об этнических чистках русского населения в Чечне (то есть, геноциде) в принципе отсутствует в современном российско-чеченском дискурсе.

Некоторые сравнивают судьбу Кадыровых с имамом Шамилем (которого после сдачи Империи имперские власти окружили роскошью и почетом), забывая две важные вещи: 1. Имам Шамиль воевал с русской армией, в этнических чистках русского населения он не участвовал. 2. Шамиля увезли в Калужскую область, лишив всей реальной власти и превратив в актера пожизненного рекламного ролика «Преимущества сотрудничества, а не войны с Российской Империей». Имперского офицера, предложившего бы оставить Шамиля у РЕАЛЬНОЙ власти в Чечне, тут же казнили бы за государственную измену. А уж что бы сделали с офицером, не только оставившим Шамиля у власти, но и разрешившим иметь ему многотысячную личную гвардию из «шамилевцев», я даже боюсь и представить…

Мы проиграли Вторую Чеченскую. Мы в оккупации. По федеральным каналам показывают убийц нашего народа и говорят, что это герои. Наши улицы называют именами убийц нашего народа. Мы платим дань — не только деньгами, черт бы с ними, но и кровью случайных прохожих и стонами «неправильно» одетых девушек. Астахов предложил платить дань еще и детьми, отсылая русских сирот в Чечню, чтобы из них делали чеченцев — самих чеченцев пока еще слишком мало, чтобы установить прямой контроль над Россией. В как бы своей в как бы стране мы — никто, пыль под ногами джигитов. Они без грамма сомнений начали втаптывать в асфальт даже депутата Госдумы — и уж наверняка втопчут тебя, дорогой читатель. После чего их в худшем случае не найдут, а в лучшем — дадут пару лет срока, и через год выпустят по УДО. Обратно на улицу.

На улицу Кадырова.

Российская Федерация не наша страна. Чеченцы не наши сограждане. Есть только один способ вернуть национальное достоинство, прекратить платить дань кровью, деньгами и честью наших женщин. Отсоединить Чечню. Они же хотели свободы от России? Вот пусть её они наконец и получат — и плевать на все разговоры про развал государства и т.п. Если в государстве горец может безнаказанно вытереть об меня ноги, то пусть это государство горит синим пламенем вместе со всей своей улицей Кадырова.

Карфаген должен быть разрушен. Чечня должна быть отсоединена.



Скальпелем по русскости или гибель национализма

Оригинал взят у ugunskrusts83 в Скальпелем по русскости или гибель национализма

Есть «нерусские русские националисты» – Поткины, Кралины, Милитарёвы, Цзены и прочая жидо-азиатчина.

Есть «русские нерусские националисты» – и в их число вхожу я. Условно говоря, к этой группе принадлежат те эталонные великорусы, которые «переросли» собственную русскость, перешли на новый уровень и пытаются строить нацию не по заплесневелым царистским или порочным большевистским рецептам.

А существуют ли просто «русские националисты»? Да, таковые трясут жирными мудями в «Ватнике и Пахоме», демонстрируя «артистическую русскую натуру», и спекулируют на интересе к Российской Империи.

Можно сказать, что я унаследовал мироощущение остзейцев: абсолютная верность исторической России при скептическом отношении к русскому населению и его отрицательным качествам, таким как расхлябанность, «широта», аморфность и порывистость. Я по-прежнему считаю Империю последним русским государством (где-то с 1860-ых гг., поскольку до отмены крепостного права к ней вполне применима широпаевская характеристика «тюрьмы народа»), но не вижу того народа, с которым можно было бы попытаться возродить её в условиях новой геополитической реальности (т.е. в несоизмеримо меньших границах и с изменившимся административным устройством, при сохранении русской имперской традиции и культуры). Как правило, те псевдо-антисоветчики, с которыми я работал всё это время, показали полное непонимание моих уроков. Анти-сепаратистский пафос «погромных националистов» в реалиях, когда белая идея, идея национальной России, может воплотиться только через сепаратизм, – горькое доказательство того, что белый дискурс воспринимается вчерашними совками не в динамике, а в статике, т.е. законсервированным на уровне «единой и неделимой» образца 1919 г. Если же осмыслить его в динамике, то станет ясно, что самым адекватным способом сохранения русского белогвардейского наследия в XXI веке является тотальный, бесбашенный сепаратизм с неограниченным правом наций (прежде сего нации белых русских) на самоопределение. Всё логично: в первые годы после беспрецедентного унижения России по Брест-Литовскому миру, русские антибольшевики по инерции мыслили «великодержавными» категориями (их умонастроение было схоже с умонастроением Гитлера после известий об унизительном для Германии Версальском мире), в 1930-ых гг. под влиянием национал-социализма начали потихоньку отказываться от них, а после краха всех надежд в 1945 г. и триумфа сталинского национал-большевизма полностью откинули устаревшие догмы в пользу новой стратегии, – инкорпорации в англосаксонский мир и воздействия на проклятую Совдепию через его рычаги. Следовательно, в новом миллениуме Империя белых – это даже не уменьшенная копия былого русского государства без национальных окраин или в формате «Залесья», а скорее транс-граничная «сетевая Империя» малого народа-пассионария.

Я искренне переживаю за судьбы русской идентичности, и поэтому предпочитаю не «сюсюкаться» по-русски с призраками прошлого, а хирургическим скальпелем делать будущее «по-немецки», – новую нацию, новый миф, новые смыслы. Безликая «русская» масса – объект социальной инженерии «новых варягов», исходный материал для лепки «других русских». Если «русское» быдло заартачится и сорвёт операцию, то что ж, для «новых варягов» ничего не потеряно. «То что мертво умереть не может». Русские пассионарии в таком случае «умрут» для полностью вымершего русского мира и заново возродятся, например, в рамках отдельной готской идентичности.

На днях увидел шикарнейшую карикатуру на себя любимого. Ну прям Аллен Даллес, а не Фёдор Мамонов. Эсесовец (вроде латышский, но при этом нашивка в виде русского флага выше локтя), натовский империалист, либерал, друг моджахедов, сионист, англо-американский агент, поклонник барона Унгерна, читающий неонацистский бестселлер начала нулевых «Тюрьму народа». Под неусыпным взором Атаульфа Германского и Валерии Ильиничны строю козни против Россиюшки на базе в Новой Швабии. Красотища. Знаменательно, что авторы этого шедевра, по видимому, не кондовые совки, как можно подозревать, а любители «похрустеть французской булкой» (мне не по вкусу эта крылатая фраза леваков, но здесь она, как ни странно, очень подходит). Люди не понимают, что власть уже давно усвоила дискурс «хруста» (именно «хруста», а не Империи как таковой) и хрустит нынче больше самого Просвирнина. Причём хруст французской булки плавно перетекает в лызг советской сёмки. Мне это напоминает одну историю. Так, многие русские националисты-эмигранты вплоть до 1940-1950-ых гг. думали, что Сталин – это «жид-революционер», «разбазаривающий Россию». Но стоило только посмотреть на мировую карту, чтобы увидеть, что Сталин медленно, но верно возвращает СССР в границы РИ. В то время, как, повторюсь, эмигранты обвиняли коммунистов в торговле русскими территориями. Конечно, было понятно, что Сталин не «собирает земли русские», а укрепляет плацдарм мировой революции, но попробуй это втолковать окружающим, которые тупо ориентируются по карте, где очертания СССР в точности копируют очертания старой России. Балтийский немец, носитель лучших традиций имперской культуры, крещённый в православии Альфред Розенберг, предвидя такой поворот большевиков от «самоопределения национальностей» к «русскому национализму», раньше всех разработал новую антибольшевистскую стратегию, в которой местным сепаратизмам (украинскому, грузинскому, туркестанскому) отводилась решающая роль. Того фундамента, на котором можно было бы заново возвести историческую Россию, Розенберг не видел перед собой, хотя имел много русских друзей. Дерущиеся между собой эмигрантские секты явно не подходили для этой миссии. Зато в ходе войны на авансцене истории появились русские подпольщики-националисты с Орловщины, которым немцы, и в их числе Розенберг, сразу пошли на встречу. Но не будем вдаваться в детали. Так или иначе, Розенберг очень чутко почувствовал веяния эпохи, раскусил тщетность старой антисоветской риторики и сделал правильную ставку, которая потерпела неудачу только по причине аналогичной неспособности нерусских национализмов подняться выше местечковых интересов (т.е. проблема «великодержавности» – не только русская, но и украинская, грузинская и т.д.; русские – не единственные, кто болен этой болезнью).

Сегодня такой же ошибкой было бы развёртывание антисистемной идеологии на платформе монархизма, экспансионизма и славянофильского фетиша. Всё это давно перехвачено властью. Никто не «перехрустит» Путина в его стремлении увязать РФ с дореволюционной Россией. Никто не станет большим «империалистом», чем Путин, который, пока доморощенные «имперцы» мололи языком, реально показал всю свою решимость в 2008 г. в Южной Осетии. Более того, Путин на сегодняшний день, это националист, стоящий у руля РФ, и сколько бы не обвиняли его в «русофобии» или «поедании русских младенцев», но «Слава России!» во весь голос на центральной площади страны произносит именно Путин, в то время как «националисты» шёпотом скандируют то же самое в подворотне. Да, Путин – это националист, но националист «большого народа». Пытаясь завоевать симпатии «большого народа», вы играете на излюбленном поле чекистов, и никогда не переиграете их, ибо «прорусскую» фразеологию они массово используют аж с 1930-ых гг. «Большому народу» не нужны поткины и кралины, демушкины и просвирнины, у него уже есть Путин – патриот, защитник «России» перед западным империализмом и усмиритель Кавказа. Гибель оппозиционного национализма в этом смысле неминуема, поскольку он не имеет таких рычагов для своей раскрутки, какими обладают настоящие националисты с Лубянки.

Единственным выходом из тупика надо считать создание народа-антипода, «малого» народа и его национализма, противостоящего национализму русско-советского «большого» народа. Антикоммунизм, атлантизм, расовая гигиена, белогвардейство, сепаратизм – вот некоторые компоненты для национальной идеи русских пассионариев, решивших порвать все узы, связывающие их с народом-хамом, народом-медведем, народом-совком. Надо сделать так, чтобы новорождённая формация русских европейцев почувствовала презрение к своим тюремщикам – «советским русским» и решительно размежевалась с ними, обретя где-нибудь свою русскую белую «Тайвань». Надо пересмотреть свой взгляд на «чурок», ибо для совков такими же «чурками» рискуют стать сами «другие русские». Кавказцы – это не столько «оккупанты», сколько конкуренты для аутентичных русских, соперники в борьбе за право утвердиться на осквернённой совками почве. Их можно ненавидеть, но ведь ненависти надо ещё удостоиться (совки, например, достойны не ненависти, а презрения).

Чтобы обрести почву под ногами, надо вначале обрести себя, отделить свою плоть от плоти чужака. Такова программа минимум русского национального строительства.

Для русских будущего приоритетен не старый хлам, а та ювелирная работа, которая некогда была проделана их предшественниками и плоды которой надо вернуть во что бы ни стало.

Старообрядец, наладивший бизнес во враждебном с ног до головы никонианском государстве и спонсирующий буржуазные реформы.

Русский остзеец-монархист, который воочию наблюдал крах русской государственности, а затем вступил в НСДАП и СС как чистый фолькдойче, чтобы отомстить швондерам и шариковым.

Фашист Родзаевского, нашедший второе Отечество в Маньчжурской Империи.

Русский сотрудник ЦРУ, который увещевает начальство поскорей распилить СССР на десяток независимых государств, и одновременно посещает богослужения РПЦЗ.

Всё это наши предшественники, типажи подлинно русских людей, готовых пожертвовать всеми «границами» и «амбициями» для святой цели освобождения России. Для святой цели обретения русскими своей субъектности, добавим мы…


Мистический национализм Корнелиу Кодряну

Оригинал взят у v_zlobin в Мистический национализм Корнелиу Кодряну
Мистический национализм Корнелиу Зелу Кодряну.



«…И вдруг галдящая толпа замолчала. Во двор въехал высокий мрачный красавец, одетый в белоснежный румынский национальный костюм. Он остановился рядом со мной, и я не заметил в нём чего-нибудь злого или чудовищного. Напротив. Его лучезарная улыбка, озарившая толпу, делала его скорее загадочным. Обаяние – это не то слово, которое могло бы описать силу, исходящую от этого человека. Он словно был частичкой лесов, гор, рек, озёр или ветра на заснеженных пиках Карпат. Он стоял посреди толпы. Ему даже не требовалось говорить. Его молчание было красноречивее и многозначительнее любых политических запретов. И тут старая седовласая крестьянка, охнув, перекрестилась: «Посланник Михаила Архангела». Зазвенел колокол на церкви – колокольный звон всегда предшествовал встрече с легионерами».

Вне всяких сомнений, фигура лидера Железной Гвардии, капитана Корнелиу Зелу Кодряну, переросла одну только Румынию и стала общеевропейским феноменом. И как всякую личность, которая не проела, не растратила свою жизнь по поступкам, Кодряну до сих пор атакуют враги и завистники. Мол, и не румын он вовсе, а так, непонятная помесь из немцев и поляков, и погромщик, и продался, вообще Железной гвардии помог кризис, и… и… слишком много пархатых «и».

А реальность примерно такова.

Collapse )

Алхимия идентичности (часть 3)

Оригинал взят у ugunskrusts83 в Алхимия идентичности (часть 3)

«Засилье неруси» или «русский шовинизм»: два взгляда на советскую оккупацию

Пока «национализм» в РФ, включая его «интеллектуальные» разновидности, так и не сумел продвинуться дальше пошлостей в стиле «Русских Людей Обижают!». К этому незабвенному слогану обычно сводятся все «теоретические изыскания» на этом поприще. Отсутствие позитивной программы «компенсируется» выискиванием истока всех русских бед в разнообразных «заговорах»: Мирового Кагала, Всемирного Халифата, «рептилоидов» и т.д. Оно и понятно: для того, чтобы ублажить «большой народ» националистам необходимо включать в свои программы максимум передёргиваний, весьма далёких от действительности, и львиная их доля относится, непосредственно, к взаимоотношениям русских с инородцами, проблеме тонкой и не терпящей никакого кликушества: ни «охранительского», ни «националистического».

Русскому идентитизму одинаково чужды как навязывание слащавой «дружбы народов» в интересах Молоха (СССР-РФ), так и перекладывание ответственности за текущую оккупацию с плеч лубянских фараонов на каких-нибудь забитых таджиков. В конечном итоге, воспалённая, не подкреплённая фактами бытовая ксенофобия приводит лишь к складыванию негативного образа националистов и, как результат, к беззастенчивой экспансии мультикультуры. Что касается национального строительства, то оно и в деле межэтнических отношений не перестаёт быть творческим процессом, несмотря на прочный исторический фундамент, подводимый под любую из создаваемых идентичностей. Русский идентитизм, с гордостью выводя родословную из золотого века Российской Империи, готов к диалогу на равных с идентичностями своего, ныне покойного, государства, подобно ему находящимися пока в эмбриональном периоде. И не из-за каких-то филантропических побуждений, а, в первую очередь, ради успеха «белого проекта», который есть нечто большее, чем ругань по адресу «нерусских» за кружкой спиртного.

Творческое обустройство зачумленных пространств Северной Евразии немыслимо без решительного отказа от двух вредных стереотипов, один из которых имеет хождение среди нас, русских, а другой распространён у «окраинных» националистов.

Первый миф сводится к соблазнительному тезису «инородцы – главная опора системы». Некоторые из националистов любят ссылаться на труд британского автора Терри Мартина «Империя положительной деятельности», пытаясь доказать, что Совдеп являлся антирусским государством лишь потому что он, в отличие от унитарной Российской Империи, представлял собой федерацию национальных автономий. Надо сказать, что здесь мы имеем дело либо с новым, весьма оригинальным прочтением книги Мартина, либо с ещё одним поводом употребить выражение «смотрим в книгу – видим фигу». К сожалению, националисты так и не научились читать серьёзные научные опусы, довольствуясь лишь подгонкой их содержания под собственные воззрения. Между тем, Терри Мартин очень хорошо приоткрывает занавес над мнимой «федеративностью» Совдепа, убедительным академическим языком доказывая ровно обратное, – гипер-централизм советской оккупационной махины. Этот гипер-централизм и поныне довлеет над народами Северной Евразии в форме такой же нелегитимной псевдо-федерации, которая в своём мародёрстве пошла ещё дальше и прикрылась нашим триколором.

По прошествии более чем 90 лет существования анти-России, стержень антирусской политики СССР-РФ пора наконец-то разглядеть не в фиктивной «федеративности», а в проделанных советчиками фокусах с русской культурой и этносом, – в зачистке народной толщи стратоцидом (т.е. «холокостом» русского крестьянства) и в крупномасштабном уничтожении духовного наследия. Всё это было сопряжено с «рейдерским захватом» нашей истории, для маскировки ею красно-мондиалистского плана «мировой революции», от которого СССР не отказывался вплоть до своей мутации в РФ (вспомним, интервенцию в Афганистан, поддержку революционной Гренады и Никарагуа, участие советских специалистов в ангольской гражданской войне и прочие прецеденты большевистской агрессии накануне и даже во время «перестройки»). «Русификация» большевизма, начавшаяся в 1930-ые, с постепенного увеличения доли русских в аппарате СССР, на практике привела к «объинтернационаливанию» русских, к созданию из них каких-то неприкаянных «агасферов» Совдепии.

Другие идентичности, нас, признаемся, беспокоят «постольку-поскольку», что ещё раз доказывает удалённость зрелого русского культур-имперства («компактного империализма») от всякого рода шовинизма и «государственнического» рукоблудия.

Но являются ли нерусские народы «ударной силой» советских узурпаторов нашего Отечества? Для ответа надо обратиться к плодам затеянных большевиками национальных и территориально-административных экспериментов. Тут-то мы и увидим, что, в основе своей, политика Коминтерна покоилась не на поощрении нерусских, а на деятельности по созданию советских «интернациональных наций» («национальных по форме, а не по содержанию», выражаясь словами дирижёра этой политики, Сталина). Поддержание лживого «федеративного» имиджа коммунистической сатрапии, – всё ради чего кроились этнографические границы и лилась кровь сынов Евразии, бывших подданных великой европейской империи. Типичной «интернациональной нацией» является текучая среднеазиатская биомасса на улицах русских городов (которые, впрочем, и до появления там таджикских дворников «русскими» в настоящем смысле этого слова не были уже много десятилетий). А для того, чтобы лучше понять секрет «советизированных» уроженцев Северного Кавказа, расхаживающих по улицам Москвы в красных мокасинах, можно привести не очень приятную «всесмесительным» националистам параллель, – с «русскоговорящими» любителями красных тряпок в Прибалтике. И те, и другие, не являются «нациями» в подлинном смысле этого слова, будучи всего лишь оторванными от корней, обезличенными «винтиками», которых на их теперешнее место жительство завезли спецом для «утрамбовки» покорённой Интернационалом территории, не важно, Латвия это или Россия. К защищавшим Прибалтику своей кровью северо-западникам Юденича (которые, к слову, не рассчитывали на гостеприимство переметнувшихся под крыло Англии прибалтов и честно исполняли взятый на себя антибольшевистский долг) и к сражавшимся за Империю и Белое Дело кавалеристам Дикой Дивизии эти постмодернистские «русские» и «кавказцы» отношения не имеют.

Заигрывание коммунистов с интеллигенцией нерусских народов действительно приняло широкий размах на заре Гражданской войны. Однако плачевные итоги этого сотрудничества сполна показали всю трагичность выбора «националов» в пользу советских врагов белой России. О многом говорит измена ей со стороны башкирских полков и Ахметзаки Валидова. Башкирские националисты, опасавшиеся «колониализма» белых русских и ирредентистских притязаний татар живо откликнулись на ленинскую демагогию, но на финише получили, кроме бутафорской Башкирской АССР и ничего не значащего Башревкома, только продразвёрстку и реквизиции. В то время как на территории подконтрольной Верховному Правителю не только не стали «карать» башкирский народ за измену его верхушки и сохранили национальное представительство башкир, но и нелицемерно пошли навстречу чувствам верующих мусульман, – наряду с «дружинами Святого Креста» санкционировали «дружины Зелёного Знамени». Здесь Колчак предвосхитил Франко, которому официальная «доктрина Крусады» не помешала задействовать против Республики крупные силы мусульман-марроканцев и совместить крестовый поход с газаватом.

Разбив один стереотип, неплохо бы взяться за другой, не менее опасный. Иная крайность состоит, как можно догадаться, в попытке увязать русских с советскими оккупантами, а СССР-РФ представить логическим продолжением исторической России. Подобные утверждения не просто задевают русских легионеров, чьим лозунгом по сей день остаётся «Коммунизм умрёт, Россия не умрёт!», но и, прежде всего, идут вразрез с реальностью. Вопреки расхожему мнению, центральная Россия является «колыбелью большевизма» лишь в том смысле, что красные подмяли её под себя раньше, чем Украину или Кавказ. Когда гетманскую Украину от претензий красного хама надёжно страховали немецкие штыки, владимирские и рязанские мужики уже «по полной программе» вкушали плоды большевизма. Количество крестьянских бунтов в Великоросии в 1918 г. было настолько велико, что интернациональные части с трудом успевали их подавлять. И уж, конечно, не из-за мифической «предрасположенности» великорусов к большевизму их земли стали плацдармом РККА. Причина более чем ясна, если в выводах руководствоваться чистой географией: большевики предпочли вести экспансию с центра на окраины, а не наоборот. Но сперва надо было «пацифицировать» свою базу. Разумеется, эта база, расположенная в центральных губерниях, отнюдь не спешила добровольно отдавать большевикам людские и материальные ресурсы. Но, увы, времени на знакомство с «прелестями» чекизма и богоборчества хватило лишь для того, чтобы прозреть, но не для того, чтобы сорганизоваться. Неудача народного повстанчества в Великороссии связана с тотальной нехваткой пассионариев, способных возглавить выступления, – весь цвет русского офицерства концентрировался тогда в казачьих областях (кстати, поголовный антибольшевизм казаков такой же миф, как и поголовный большевизм великорусов; достаточно посмотреть, из кого состояла 2-ая Конная армия казачьего полковника Миронова). Редкие офицерские мятежи в центральных областях (Ярославль, Муром, Рыбинск) были жестоко раздавлены, не говоря о стихийном недовольстве русского населения, которое, порой, принимало для Советов угрожающие масштабы.

Нелепы потуги нарисовать «русский» образ стандартного красноармейца, – этакого владимирского мужика, искренне считающего Ленина «русским царём». По подсчётам на основе советских источников в интернациональных частях РККА служило от 220 до 250 тысяч «ландскнехтов», – и всё элитные части, применяемые как для заплаток брешей на фронте, так и для тушения пожаров в тылу. Если принять во внимание, что на 01.05.1918 г. вся Красная Армия имела в своих рядах 265 тысяч бойцов, то внутренняя Россия предстаёт в своём подлинном обличии, в качестве жертвы агрессии со стороны международной организации, Коминтерна (казус общий для всех жертв «мировой революции», где по одну сторону баррикад – суверенные государства, а по другую – Коминтерн как участник международных отношений). Дальнейшее «нарастание» русского пушечного мяса на мышцы советской военной машины лишь иллюстрирует аргумент, приведённый против попытки связать большевизм с нерусскими народами. «Интернациональная нация» советизированных «великорусов», изготовленная в кузнице РККА, ничем не хуже татарских и украинских «фейков»-гомункулов, которых большевики пестовали в якобы «национальных» автономиях и республиках. Не секрет, что 15-ая латышская дивизия и кавалерийская бригада латыша Юшкевича бросались на самые ответственные участки фронта и численность латышей в Красной Армии никогда не падала ниже 40 тысяч; нет тайны и в том, что дивизии Антонова-Овсеенко, Щорса, Котовского, Боженко, Пархоменко состояли из украинцев, и как раз украинская бригада 17-й дивизии Котовского участвовала в кровавом усмирении Тамбовщины. И это всё первые годы коммунизма, когда за рекордно-короткие сроки были заложены основы государства, в котором мы живём сейчас, и обозначились контуры советских экспериментов по нациестроительству. Так что, если рассуждать в соответствии с порочной логикой «коллективной вины», то ответственность за теперешнее сталинистское безумие русского «большого народа» несут латыши и украинцы.

Мы далеки от того, чтобы сваливать преступную пассивность русских на инородцев, но и терпеть мантру «СССР – это Россия», кто бы её не талдычил, совпатриоты или местечковые шовинисты, мы не собираемся. Просим учесть это всем нашим потенциальным союзникам, т.к. сознательный отказ русского «малого народа» от «империализма» сопряжён не с покаянием за чужие преступления, а с полировкой нашего Грааля-идеи, ядром которой является борьба «качества» русских катакомб с «количеством» Совдепа. Именно наша концентрация на «качестве» удерживает нас от неоправданных посягательств на чужое, и любая попытка поставить это русское «качество» под сомнение будет лишь провоцировать шовинизм, что не хотелось бы ни нам, ни кому-либо ещё.